Маркедонов о причинах французской “парламентской бури” и перспективах превращения Франции в патрона армянской стороны

Дата публикации: 26 ноября 2020

Ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов прокомментировал для телеграмм-канала Bunin&Co принятие Сенатом Франции резолюции по признанию независимости Арцаха.

“Информационные агентства под вечер 25 ноября запестрели сообщениями о французском признании независимости Нагорного Карабаха. В какой степени это соответствует действительности? И можно ли говорить о том, что отношение официального Парижа к проблеме более нюансированное, чем оно представляется любителям сенсаций? Что же собственно произошло?”, – спрашивает Маркедонов.

По его словам, Сенат Франции действительно принял резолюцию по Карабаху. Этот вопрос актуализировался в октябре 2020 года после военной эскалации в Закавказье. Тогда Валери Буайе, французский сенатор (представляет департамент Буш-дю-Рон) заявила о необходимости признания независимости Арцаха. В твиттере она следующим образом обозначила свою цель: «Противостоять продвижению Азербайджана в Нагорном Карабахе означает также противостоять распространению турецкого ислама по Европе».

“Впоследствии эта инициатива обрела форму документа, который подписали лидеры пяти крупнейших политических фракций верхней палаты французского парламента. По словам одного из подписантов Эрве Марселя, принятие карабахской резолюции поддержали все основные силы в Сенате. Итог налицо. 305 голосов «за» при одном «против». Но есть принципиальный нюанс! Документ, поддержанный сенаторами, носит рекомендательный, а не юридически обязывающий характер. Верхняя палата парламента Франции ходатайствует перед правительством поддержать непризнанную НКР, чтобы использовать это в ходе дальнейших переговоров. Но далеко не факт, что кабинет министров пойдет на этот шаг”, – написал Маркедонов.

Он напомнил, что Франция – один из трех сопредседателей Минской группы. И одностороннее признание статуса Карабаха означало бы радикальное изменение роли Парижа, ее превращение из медиатора в патрона армянской стороны.
“Добавим к этому еще тот факт, что такой патронаж не обеспечен реальными военно-политическими ресурсами. И, естественно, он создал бы жесткую оппозицию таким действиям со стороны Анкары и Баку, которые бы использовали такой шанс для проталкивания вопроса о пересмотре имеющегося формата сопредседателей. И потому реакция МИД и исполнительной власти Франции на сенатский проект была более чем сдержанной. К чему же тогда эта парламентская буря?”, – задался вопросом Маркедонов.

Он начал с того, что не за горами президентские выборы. И темы противостояния воинствующему джихадизму, вопросы контроля над миграционными процессами, а также «имперские» поползновения Турции будут в фокусе будущей предвыборной повестки дня. Развернется нешуточная конкуренция за освоение всего комплекса секьюритизации. И в этом контекст хорошо вписывается и Карабах, и продвижение темы заботы о малых странах. Те сюжеты, которые французская аудитория может позитивно воспринять.

“Поэтому “карабахское лыко” также окажется в строку, какие бы перспективы ни открывались у переговорного процесса и Минской группы ОБСЕ”, – написал Маркедонов.

 



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

КОГДА Я ГОВОРЮ ОБ АРМЯНСКОЙ СТОРОНЕ, я в данном случае имею в виду профессиональную команду переговорщиков, не отягощённых пораженческим настроением …

Дело достойно отдельной полки П. Экман написал замечательный труд под названием “Психология лжи”, феномен политической лжи описан А. Добрыниным (посол …

По словам Марии Захаровой, подобные инициативы способствуют формированию атмосферы примирения, доверия, взаимопонимания, идут на пользу как азербайджанскому, так и армянскому …

Ваш браузер устарел! Обновите его.