«Грузинская карта» в играх НАТО

Дата публикации: 27 марта 2021

После состоявшегося в Женеве 52-го раунда Международных женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье с участием представителей Абхазии, Грузии, Южной Осетии, России и США при сопредседательстве Евросоюза, ООН и ОБСЕ (российскую делегацию возглавил заместитель министра иностранных дел Андрей Руденко) МИД России распространил сообщение, в котором содержится призыв «заключить юридически обязывающее соглашение о неприменении силы между Тбилиси, с одной стороны, и Сухумом и Цхинвалом, с другой».

«Императивность такого документа продиктована в том числе возросшей военно-политической активностью США и НАТО в Закавказье, — подчеркивается в тексте, — включая планы форсированной интеграции Грузии в Организацию Североатлантического договора». Напомним, что сегодня взаимоотношения России и Грузии регулируются в рамках двух форматов — Женевских дискуссий, которые проходят с 2008 года при посредничестве ЕС, ООН и ОБСЕ с участием делегаций из Грузии, России, США, Абхазии и Южной Осетии, а также двойкой «Карасин — Абашидзе», основанной в конце 2012 года после прихода к власти в стране коалиции «Грузинская мечта». В рамках этих форматов не раз возникал вопрос о подписании мирного соглашения между Тбилиси, Цхинвалом и Сухумом. И всякий раз это процесс срывался. Похоже, что и на сей раз события развиваются по прежнему сценарию. Как заявил заместитель министра иностранных дел Грузии Лаши Дарсалия, грузинская сторона считает, что состоящее из шести пунктов Соглашение о прекращении огня от 2008 года является самодостаточным и не нуждается в каких-либо дополнениях.

Но тогда возникает вопрос о форсированной интеграции Грузии в НАТО. Означает ли это то, что она будет осуществляться без распространения Пятой статьи Устава НАТО на Южную Осетию и Абхазию? Ясности тут нет, хотя еще в сентябре 2019 года Брюссель пытался навязать Тбилиси дискуссии по вопросу, может ли Грузия вступить в НАТО без распространения Пятой статьи на территории отколовшихся республик, к чему призывал бывший генеральный секретарь НАТО Андерс фог Расмуссен. По его схеме, в случае вступления Грузии в альянс на первом этапе эта статья, предусматривающая коллективные действия стран — членов НАТО по нейтрализации агрессии против любого из них по принципу «один за всех и все за одного», будет распространяться только на территорию, контролируемую центральной властью Грузии. Естественно, территории Абхазии и Южной Осетии остаются вне зоны. В то же время интеграция Грузии в НАТО возможна по поправке Шестой статьи договора 1949 года, что подразумевает временное нераспространение действия Пятой статьи на Абхазию и Южную Осетию до того, пока не произойдет восстановление территориальной целостности Грузии в признанных границах. Чтобы не доводить дело до войны и в то же время принять Грузию в НАТО, предлагалось временно вывести Абхазию и Южную Осетию из-под действия Пятой статьи устава организации.

Понятно, что в Тбилиси такой ход событий воспринимался неоднозначно. Многие эксперты склонялись к тому, что Запад отказывается от поддержки территориальной целостности Грузии и предлагает ей снять претензии к республикам. Да и сейчас они точно так же реагируют на предложение МИД России подписать мирное соглашение с Цхинвалом и Сухумом. Тем не менее указанный вопрос не снимается. На днях генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг на пресс-конференции заявлял, что Брюссель «приветствует тот факт, что и Украина, и Грузия оказывают поддержку в различных миссиях и операциях НАТО». По его же словам, «ключевой посыл, который также является частью стратегии НАТО на период до 2030 года, заключается в том, что еще мы можем сделать для укрепления нашего партнерства с нашими соседями, так как в наших лучших интересах, чтобы наши соседи были стабильными и процветающими». Конечно, в НАТО понимают, что Грузия стремится перебросить на плечи альянса решение проблем с Сухумом и Цхинвалом. Москва подсказывает: подпишите соглашение с этими двумя республиками и скатертью дорога. Тем более что в Абхазии и Южной Осетии альянс и его лидеры видят риски, поэтому призывают Грузию «самостоятельно решить этот вопрос».

Существуют также входящие обстоятельства, которые связаны, как отмечается в заявлении МИД России, «с возросшей военно-политической активностью США и НАТО в Закавказье». Правда, не уточняется, в чем именно это конкретно проявляется. Стратеги альянса признают, что война в Нагорном Карабахе усилила позиции России в Закавказье. Турция, член НАТО, выступила с Москвой в качестве спарринг-партнера в прекращении боевых действий. Как говорит Столтенберг, Анкара не согласовывала свои действия с альянсом, «НАТО не участвовало в этом конфликте». Под предлогом «российской угрозы» в Грузии размещены структуры альянса, но они появились там до карабахской войны. Хотя НАТО стало сейчас расширять присутствие в Черном море, и этот фактор вызывает неоднозначную оценку среди экспертов. Есть такие, которые утверждают, что «планы Брюсселя укрепиться в Черноморском регионе направлены не столько на Москву, сколько на Анкару», что, «несмотря на членство в блоке, позиция Турции по ряду вопросов расходится с общим мнением». У президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана есть серьезные противоречия с Грецией, Францией, Германией и США. Но НАТО хочет видеть Анкару в альянсе и сократить дальнейшее сближение Турции и России.

В таком случае грузинский фактор является для НАТО всего лишь фоном и неприоритетной проблемой, а Тбилиси лишь затуманивают голову хитросплетенными словесами и миражами различных мер поддержки. К тому же в Грузии еще недавно циркулировали слухи о том, что Брюссель вынашивает планы реставрации власти сторонников экс-президента Саакашвили и готовит размещение своих систем ПРО. Сегодня в Закавказье просматривается следующая концептуальная схема: в глазах Брюсселя и Тбилиси Москва является «агрессором», Баку после успешной для себя карабахской войны — партнером России, а Ереван — ее стратегическим союзником. Теоретически можно предположить, что Брюссель предпримет массу усилий для того, чтобы сделать Анкару проводником своих интересов в Закавказье. Но как? Ведь Тбилиси никогда не согласится на евроатлантическую интеграцию через Турцию. К тому же и Анкара может потребовать у своих западных партнеров изменений в векторе политики на Ближнем Востоке, к чему те сейчас не готовы. По итогам карабахской войны Турция выступила с новой платформой сотрудничества в регионе 3+3 (Турция, Россия, Иран, Азербайджан, Армения и Грузия). Тбилиси эта платформа невыгодна тем, что присутствует Москва, которую он, во-первых, считает «угрозой», во-вторых, Грузию не устраивает геополитическая конфигурация без участия Запада.

А тогда, как ни крути, Тбилиси выпадет из «большого геополитического ансамбля». Исторически так всегда было, так оно и остается.

Автор: Станислав Тарасов



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

Министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани дал ясно понять, что Тбилиси окончательно исключил возможность своего участия в выдвинутой президентом Турции …

В Закавказье происходят важные события, требующие не только повышенного внимания со стороны экспертов, но и их серьезного анализа. Как сообщили …

Ваш браузер устарел! Обновите его.