Можно ли остановить турецкoе расширение на Южном Кавказе и отрезвить Азербайджан?

Дата публикации: 5 ноября 2020

Продолжающиеся усилия международного сообщества загасить огонь войны, который полыхает на Южном Кавказе с 27 сентября, когда Азербайджан при пособничестве и подстрекательстве Турции развязал военную агрессию против Республики Арцах, уже больше месяца не дают результата. После того, как Азербайджан нарушил достигнутое при посредничестве России 10 октября соглашение о прекращении огня, двое других сопредседателей Минской группы ОБСЕ – Франция и США поочерёдно предпринимали попытки реанимировать это соглашение, однако тоже безрезультатно. Тем не менее посредники, и прежде всего Россия, не прекращают поиска дипломатических рычагов для решения приоритетной на сегодня задачи: прекратить активные боевые действия в зоне конфликта.

С просьбой прокомментировать некоторые аспекты сложившейся в данный момент ситуации мы обратились к директору информационного агентства «Арменпресс», международнику Араму Ананяну.

– Официальный сайт Кремля сообщил о состоявшихся 1 и 2 ноября телефонных разговорах Президента Владимира Путина с премьер-министром Армении и президентом Азербайджана. Событийная канва предшествовавших этому дней включает обращение Никола Пашиняна к Владимиру Путинув связи с азербайджано-турецкой военной агрессией против Нагорного Карабаха, а также последовавшее заявление МИД России, в котором подтверждается приверженность РФ союзническим обязательствам в отношении Армении. В частности,сказано, что«Россия окажет Еревану всю необходимую помощь, если боестолкновения будут перенесены непосредственно на территорию Армении». Как Вы оцениваетемиротворческие усилия России?

– Следует констатировать факт, что Российская Федерация – ведущая страна, которая предпринимает конкретные шаги, нацеленные на то, чтобы боевые действия в Нагорном Карабахе прекратились. И она делает очень важный акцент, что нужно эти боевые действия прекращать без каких-либо предварительных условий, потому что в состоянии активных боевых действий говорить о дипломатических мерах воздействия или о дипломатическом пути прекращения огня очень трудно.

Ведущая роль России была понятна и видна с первых же дней обострения конфликта.

Во-первых, именно россиянепредприняли нужную и важную попытку усадить стороны за один стол, и этот долгий дипломатический раунд закончился договорённостями, которые,к сожалению, не были выполнены азербайджанской стороной.

Во-вторых, все оценки, которые звучали из Российской Федерации, исходили из той реальности, которая сложилась на Южном Кавказе,и было важно, что Россия отметила недопустимость интернационализации конфликта, недопустимость вовлечения третьих стран в конфликт и выразила обеспокоенность в связи с появлением в зоне боевых действий представителей международной террористической сети.

В-третьих, Российская Федерация очень чётко высказалась по поводу своих союзнических обязательств в отношении Армении, что очень важно, поскольку эти заявления не дают аппетиту Азербайджана и Турции разрастись в более широких региональных масштабах. Это важный сдерживающий фактор,и если о нём не говорить, общая картина и анализ ситуации будет неполным.

В-четвёртых, мы видим, что Россия полностью привержена тем обязательствам сопредседателя Минской группы, которые она взяла на себя ещё десятилетия назад, иделает всё в ключе миротворчества, наряду с двумя другими сопредседателями Францией и США. Между тем как член той же Минской группы – Турция своим поведением только разжигает конфликт. Такая деструктивная позиция Турции была отмечена также российской стороной и на дипломатическом уровне, и на уровне коммуникаций.

– О негативной роли Турции сейчас много говорится. В чём конкретно выражается эта роль и как можно повлиять, нейтрализовать это деструктивное поведение?

– Моя оценка в том, что Турция будет продолжать свою политику дестабилизации и сириификации региона, потому что каких-то реальных рычагов воздействия на Анкару ни у кого из глобальных геополитических игроков в отдельности сейчас не имеется.

Турцию принудить к конструктивному поведению возможно, однако для этого принуждения нужна чёткая позиция всего мирового сообщества, и не на уровне заявлений, а на уровне существенных ощутимых действий. Потому что политические заявления никак не влияют на поведение Анкары.

Турция сейчас находится в очень трудном экономическом положении. Она окружила себя полюсами нестабильности. Расчёт Анкары, думаю, в том, что в большом геополитическом торге они смогут выторговать некоторые выгодные для себя дивиденды тем, что они будут постепенно уходить из этих очагов нестабильности.

Эрдогана можно назвать одним из самых «грязных» переговорщиков, потому что он сам создаёт проблемы и сам навязывает проблемы мировым центрам силы и этим старается заработать себе дивиденды. Если посмотреть на последние заявления министра иностранных дел Турции Чавушоглу, которые он сделал в Баку, министра обороны Турции, который несколько дней назад своим публичным выступлением однозначно поддержал агрессию Азербайджана против Нагорного Карабаха – Арцаха и Армении, то можно с уверенностью сказать, что центры силы полностью утратили контроль над Анкарой.

Есть такое заблуждение среди западных партнёров, что можно утихомирить Турцию. Это невозможно. Чем раньше пройдёт это заблуждение, тем быстрее придёт понимание того, что по отношению к Турции должны применяться самые суровые и жесткие подходы.

Анкара не является ответственным членом международного сообщества, и политические заявления она воспринимает как слова. Чтобы отрезвить Турцию нужно применять реальные рычаги воздействия, а турки давно привыкли к тому, что заявления никогда не переходят к реальным действиям: именно этим они и пользуются.

Они знают, насколько они нужны некоторым своим партнёрам и научились играть на конфликтных интересах разных партнёров

Если глубоко и комплексно анализировать внешнюю политику Анкары, то она с таким же деструктивизмом распространяется и на Эгейское море, и на Восточное Средиземноморье, и на Сирию, где Турции удобно и выгодно создавать маленькие и больше очаги дестабилизации.

Конечно, если речь о том, что может быть какое-то серьёзное воздействие на Анкару, сейчас на это надеяться не приходится.

– Коль скоро склонить Турцию к конструктивному поведению безнадёжно, значит ли это, что от Азербайджана также нельзя ожидать изменения поведения?

– Другой вопрос, что есть возможность повлиять на поведение Баку.Сейчас краеугольным камнем в этих усилиях будет то, что в Азербайджане поймут, что возлагать надежды на военное решение конфликта невозможно.

Ведь, что делает Анкара? Она подпитывает Азербайджан новыми обещаниями,и нынешняя «несгибаемость» Алиева связана с теми устными и фактическими заверениями, которые идут из Анкары. Когда их подпитывают ложными обещаниями и реальным Bayraktar-ами им кажется, что ещё день, ещё неделя и вопрос будет решён. В результате они становятся недоговороспособными.

Следовательно, здесь важно найти рычаги воздействия на Азербайджан, чтобы обрисовалась полная картина того, что военное решение невозможно.

Отрезвление Азербайджана придёт, когда они потеряют всякую надежду на военное решение.В таком аспекте продолжение сопротивления армян военной агрессии является сдерживающим фактором и разрастания этой ситуации, и вовлечения наёмников, и полностью сужает турецкие внешнеполитические аппетиты.

Потому можно утверждать, что единственным реальным, как говорится, «on the ground» фактором, который сдерживает Турцию и может отрезвить Азербайджан является действующая армия обороны Арцаха, которая героически защищает свою родину.

– Относительно ухудшающейся экономической ситуации в Турции. Говорят, за всяким конфликтом нужно искать экономический интерес. Как Вы считаете, какой экономический интерес на Южном Кавказе имеет Турция?

– Турецкая экономика не выдерживает политически натиск. Если смотреть на турецкую статистику, то можно констатировать, что за последний месяц произошёл рекордный обвал турецкой национальной валюты. За год уже инфляция в Турции доходит до 12%, что является самым большим показателем в сегменте развивающихся рынков.

Что мы наблюдаем в Турции, о чем пишут турецкие открытые источники и международная пресса? Первое- это обвал национальной валюты, второе – это повышение цен. То есть турецкий потребитель на своём кармане чувствует, насколько эта политика губительна для самой Турции. И этот индикатор показывает, что Эрдогану и его правительству всё равно, какая будет реальная покупательная способность турецких граждан.

К этому нужно добавить и другие факторы. Например, в связи с пандемией турецкое правительство, применив самые тоталитарные методы,запретило работодателям увольнять людей и возложило на турецкий бизнес огромное социальное бремя, которое не взяло на себя государство. Это стало двойным ударом по экономике Турции.

Очень важным моментом является снижение доли туризма в экономике из-за коронавирусной инфекции, потому что туризм являлся одним из самых больших источников притока иностранной валюты в Турцию.

В то же время некоторые арабские страны и также как и Армения запретили импорт турецких товаров на свои рынки, что тоже не может не отразиться на экономике Турции.

Действуют и субъективные факторы, связанные с методами управления Эрдогана.Политика Центрального банка Турции напрямую диктуется политическим руководством страны, что приведёт и уже приводит к очень печальным последствиям для самой экономики.

Заметна также тенденция уменьшения валютных запасов Турции, что в свою очередь бьёт по турецкой экономике.

А война в Нагорном Карабахе для турецкого ВПК это очередной повод нажиться на крови мирных людей, потому что, например, за последний месяц только продукции военно-воздушной и военно-промышленной отрасли в Азербайджан было экспортировано порядка 101 млн долларов. То есть турецкий ВПК и лично семья Эрдогана наживаются на этой войне. Надо помнить, что компания Bayraktar напрямую связана с турецким лидером и чем дольше продолжается война, тем больше обогащается Эрдоган. То есть у него тут есть и личные мотивы,и это нельзя не заметить.

Думаю, в этом комплексе видно, насколько Эрдогану, и насколько Турции нужна эта война. Для них это не только повод увеличить геополитическое и внешнеполитическое воздействие, но и лично обогатиться.

– Несколько дней назад Эрдоган выступая в парламенте Турции сказал, что он видит решение конфликта в том, чтобы Россия надавила Армению, а он надавит на Азербайджан. Как это понимать?

– Для полного ответа на этот вопрос надо понимать мировоззрение Эрдогана и политическое мышление Турции. Этим своим заявлением Эрдоган полностью намекает, что имеет абсолютный контроль над Ильхамом Алиевым и над Азербайджаном. Он как бы посылает сигнал России, что вопрос можно решить посредством политического торга с Анкарой.

Это намёк на то, что Турция уже присутствует на территории Южного Кавказа и присутствует в Азербайджане, что, я думаю, совершенно неприемлемо и непонятно для других больших игроков региона.

Что было бы если бы мы видели понимание этой позиции, скажем, в Москве? Мы бы увидели легитимизацию присутствия Эрдогана в Азербайджане.

Между тем, некоторая равноудалённость официальных заявлений Кремля не даёт Эрдогану никакого шанса укрепить своё геополитическое виляние на Южном Кавказе. Это надо понимать чётко.

Также понятно, что для наших союзников никак неприемлемо какое-либо военно-политическое присутствие Турции на южных рубежах России в том ключе, который предлагает Эрдоган. В Кремле никогда не пойдут на эту легитимизацию.

Судя по публичным заявлениям армянского руководства и лично премьер-министра Армении Никола Пашиняна, эта позиция России находит полное понимание, и военно-политическое руководство Армении разделяет эту позицию.



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

Интервью Председателя партии «Национальное единение» и члена Совета Международного “Лазаревского клуба” Арташеса Гегамяна телеканалу RASSIA TODAY, 20 ноября 2020 года. Интервью RT …

По словам премьер-министра Армении, статус Нагорного Карабаха должен быть определен в ходе переговорного процесса в рамках Минской группы ОБСЕ. “Вы …

Завершение военных действий в Карабахе в контексте глобальных планов по продвижению неоосманской повестки — совершенно не в интересах Турции. У …