ОДКБ предупреждала Армению о риске войны и ее целях. Содержание и значение письма Зася.

Дата публикации: 30 декабря 2020

Микаел Минасян выложил в открытый доступ письмо генсека ОДКБ Зася председателю Совета Безопасности Армении Армену Григоряну от 1 сентября. В письме говорится о том, что 15 сентября должна состояться штабная тренировка по теме “Подготовка предложений и выработка проектов решений органами ОДКБ на формирование и развертывание сил и средств коллективной безопасности в Кавказском регионе коллективной безопасности”. К этому письму есть приложение для служебного пользования на 17 листов, где излагается общая тактическая и стратегическая обстановка в регионе Южного Кавказа и в частности вокруг Карабахского конфликта. Там предлагаются позиции и действия сторон (Армения и Азербайджан иносказательно названы “Севанией” и “Азерией”, Турция – “Визирией”, Иран “Персией”, Нахичеван “Ноякертом”, а НКР – “Арцахией”).

Внутриполитическое значение публикации документа

Начнем с внутриполитического значения документа. Публикация произведена Микаелом Минасяном в рамках серии разоблачений, начатой им после подписания Пашиняном “Заявления” о капитуляции Армении. Одним из первых таких разоблачений стала публикация информации о реальном числе погибших – 4,750 человек. На данный момент эта информация все еще не подтверждена, однако если до этого объявления было официально признано 1,383 погибших, то на данный момент это число превышает 3,000 человек. См. также: Дискуссия о погибших во Второй Карабахской войне с армянской стороны (14 ноября 2020).

Разумеется, это еще один удар по Пашиняну, хотя в последнее время он не очень уязвим для таких ударов. Политически активная прослойка общества, которая фокусируется на вопросах национальной безопасности, государственности и Арцаха, уже полностью настроена против него. Те же группы населения, которые привыкли потреблять контент, предлагаемый им со стороны Пашиняна и его пропаганды, не воспринимают такого рода факты. Поэтому война компроматов против него не очень эффективна и факты, которые, в случае подтверждения, стоили бы кресла любому руководителю европейской страны, проходят в Армении почти незамеченными. Тем не менее, Пашинян боится подобных “сливов”. Действительно, это не тот случай, который можно проигнорировать: если документ скачало около 20 тысяч человек, то видео, в котором Минасян делает объявление об этом, просмотрело более 300 тыс. чел только на его странице в Фейсбуке, а также десятки тысяч на разных оппозиционных каналах в YouTube.

Поэтому Пашинян оперативно реагирует на такого рода публикации либо самостоятельно, либо привлекает других стэйкхолдеров в частном или институциональном качестве. На этот раз это был аппарат СБ Армении. Их письмо начинается так: “26 декабря зять Сержа Саргсяна, бывший посол Армении в Ватикане Микаел Минасян на своей странице в Facebook опубликовал копию якобы “секретного” письма генсека ОДКБ Станислава Зася секретарю Совбеза Армении Армену Григоряну, направленного 1-го сентября. Не вдаваясь в детали сделанных по М.Минасяном по следам этих публикаций абсурдных и оторванных от реальности комментариев, целью которых является ввести в заблуждение армянскую общественность посредством представления плана очередных учений в качестве предупреждения о боевых действиях, которые начались 27 сентября, считаем нужным сообщить следующее. К сожалению, не делается различий между грифами “секретно” и “для служебного пользования”…”.

Тяжело смотреть на разложение Совета безопасности, начинающего официальное заявление с “зять …”, дальше использующего грубую лексику, а также искажающее сообщение, на которое отвечает. СБ в своем сообщении также указывает, что подобные учения проводились и раньше, а поэтому данное письмо нельзя считать предупреждением о войне. Текст заявления СБ будет сверен с письмом Зася в отдельном разделе. В статье “Упущения Армении в борьбе c COVID-19. Политические и институциональные причины” (30 мая 2020) я уже показывал, что Совет безопасности должен был играть ключевую роль в борьбе с пандемией и ее последствиями, но полностью отстранился от этого. Во время войны СБ собирался один или два раза. Очевидно, что Совет безопасности практически перестал функционировать.

Для обобщения вопроса внутриполитического значения данного документа, следует учитывать, что учитывая катастрофические последствия войны для Армении, ее военно-политическое руководство не сможет избежать ответа на ряд вопросов:

Знало ли руководство Армении о грядущей войне? (сам Пашинян по этому поводу делал взаимоисключающие заявления; см. также “Предупреждения и сигналы о войне”, 28 октября 2020)

Готовилась ли Армения к этой войне?

Все ли было сделано на дипломатическом поле, чтобы не допустить войну? (по этому вопросу можно ознакомиться со статьей, отражающей позицию некоторых армянских дипломатов).

Все ли было сделано на дипломатическом поле, чтобы позиция Армении была поддержана союзниками?

Насколько адекватно действовало руководство Армении во время войны – и все ли было сделано, чтобы улучшить ситуацию и не допустить капитуляции?

Все ли было сделано для предотвращения гуманитарных последствий войны – гибели тысяч солдат и добровольцев, ранения до 15 тысяч, бегства десятков тысяч людей из зоны боевых действий, адекватного решения вопроса военнопленных? (см. также “Потери сторон во Второй Карабахской войне суммарно могут достигать 10 тыс. чел.”, 6 декабря 2020)

Были ли проведены адекватные переговоры с тем, чтобы обеспечить максимально выгодную для Армении позицию в “заявлении” от 9 ноября? (см. также “Территориальные потери Арцаха в результате второй Карабахской войны (статистика и карты)”, 19 ноября)

Все ли было сделано после окончания непосредственных боевых действий для минимизации негативных последствий для Армении и Арцаха, для защиты государственной границы Армении и обеспечения прав человека в зоне контакта?

Почему на протяжении всей войны, а также после нее, беспрестанно распространялась лживая информация, которая ввела население, представителей диаспоры, а также партнеров и друзей Армении в заблуждение, а после окончания боевых действий не сообщается правда о числе жертв и пострадавших от этой войны?

Все эти вопроса – не риторические, они имеют вполне конкретные ответы, которые мы, если будет такая возможность, дадим в этом блоге отдельно. Все эти ответы общество неизбежно потребует; большая часть общества требует их уже сейчас, меньшая (но все еще заметная) пока что хочет от них отстраниться, поскольку существуют вопросы и собственно к ней. Однако, нам придется обсудить еще несколько важных вопросов – касающихся уже непосредственно темы данного письма и ОДКБ.

Содержание документа

Начнем с того, что в своем заявлении Совет безопасности признал подлинность письма, но пытался умалить его значение, ссылаясь на регулярный характер появления таких писем и, как следствие, низкую его значимость. Рассмотрим текст самостоятельно.

В тексте обсуждается стратегический контекст в Кавказском регионе. Там говорится о том, что влияние Турции в регионе растет и оно направлено на ослабление и в конечном счете поражение Армении в арцахском противостоянии. См. также: Турецкая война против Армении. Детали (28 октября 2020). На Армению проводится одновременно информационное, политическое и силовое давление, частью которого является проведение инженерных работ вдоль линии фронта, а также государственной границы Армении, закупка новых видов вооружения начиная с марта 2020 года (имеются в виду как раз Байрактары), с мая по ноябрь 2019 года проводились совместные учения Турции и Азербайджана, а на учениях отрабатывались прорывы в глубину обороны тактических групп, захвата господствующих высот и участков местности, обеспечивающих перехват инициативы и разгром противостоящей группировки войск, то есть выработан план силового решения “арцахской проблемы”. В марте, а также июле-августе 2020 года в Нахиджеване проводились масштабные совместные учения, растет присутствие Турции, а в целях расширения фронта потенциальной агрессии руководство Турции и Азербайджана превращают Нахиджеван в мощный укрепрайон, обеспечивающий концентрацию ударного потенциала в короткие сроки.

Также в зоне конфликта происходит активизация НАТО, направленная на подрыв ОДКБ, с августа 2019 г. американскими специалистами проведена комплексная оценка возможностей вооруженных сил. ПРи их участии в ходе учебных мероприятий отрабатывались разведывательные, контрразведывательные и диверсионные действия в сложной тактической обстановке и вопросы взаимодействия с блоком НАТО.

Активно расширяется сеть коммуникаций – железные и автомобильные дороги, новые аэродромы и так далее. В регионе все активнее действуют боевики исламистских группировок, которые могут быть привлечены к войне против Армении и Арцаха (см. также: О переброске боевиков из Сирии и Ливии в Азербайджан, 2 октября 2020). Во второй половине 2019 года на территориях Турции и Азербайджана были созданы центры по подготовке боевиков для последующей организации их действий на территории Армении.

Тактический контекст

В 2020 году обстановка в регионе усложнилась. Для Турции и Азербайджана особую остроту приобрела возможность создания сухопутной связи через территорию Нахиджевана и юга Армении, что возможно только при достижении уступок со стороны Армении по вопросу Арцаха. В связи с этим были резко увеличены масштабы совместных действий, направленных против Армении. С начала 2020 года интенсифицирована информационная кампания против Армении, включая создание новых сайтов, инфовбросы и кибератаки. (см. также: Турецкая интервенция в Сирию и Армения, 22 ноября 2019 // “Армянские” новости Турции и Азербайджана – угрозы и односторонний подход, 5 декабря 2019). С февраля 2020 года в выступлениях политического и военного руководства Турции и Азербайджана резко усилиась антиармянская риторика (к примеру: 25 февраля 2020 года Эрдоган объявил, что Карабах такая же проблема для Турции, как и для Азербайджана. По сути он объявил, что Турция является стороной Карабахского конфликта).

Далее приводится хронология заявлений со стороны Алиева, Эрдогана и также примеры диверсионных действий Азербайджана, в том числе со стороны Нахиджевана. В июле-августе ситуация в регионе продолжала развиваться в негативном ключе: на территории Игдыра в Турции и Нахиджевана в Азербайджане сконцентрировались крупные силы экстремистов численностью по 600 человек в каждом регионе (всего 1200). В середине июля произошли масштабные боестолкновения (см. также: События на армяно-азербайджанской границе и их военно-политическая и дипломатическая предыстория, 24 июля 2020), на фоне которых руководство Турции 14 июля выступило с готовностью оказания Азербайджану любой помощи в случае развития конфликта.

Вывод был следующим: полученные оперативные сведения указывают на то, что готовятся вооруженные провокации со стороны Нахиджевана с целью дестабилизации обстановки и создания условий для последующего проведения полномасштабной агрессии против Армении.

Оперативное задание

Должностным лицам ОДКБ – подготовить выводы из сложившейся обстановки, прогнозы ее развития, предложения о совместных мерах по предотвращению кризисной ситуации в Кавказском регионе коллективной безопасности,

Должностным лицам оперативных групп от государств-членов ОДКБ – предложения о составе и состоянии национальных контингентов, входящих в состав Коллективных сил ОДКБ и изучению их возможностей по выделению сил и оказанию военно-технической помощи при предотвращении/урегулирования кризисной ситуации.

Должностным лицам Армении – сделать выводы из военно-политической обстановки, подготовить расчеты-обоснования объемов потребной помощи, включая военную и военно-техническую для поддержания и восстановления боеготовности национальных вооруженных сил.

Ответ Совбеза Армении vs. документ ОДКБ

Для начала разберем ответ СБ Армении и проверим все их утверждения. а) Минасян представляет данный документ как предупреждение о войне, начатой 27 сентября, чем он не является. Это не соответствует действительности. Этот документ представляет собой предупреждение о войне. Там нет конкретных сроков и мест нападения, но предупреждение о грядущей (в скором времени) агрессии есть.

б) в заявлении Минасяна не приводится различие между грифами “секретно” и “для служебного пользования” (ДСП). Документ предназначен для служебного пользования, его содержание не является конфиденциальным. Это также неверно, поскольку сам Минасян не говорил, что документ является секретным, но этот документ очевидно является конфиденциальным, если не считать гриф секретности и конфиденциальность синонимами. Вообще, документы для служебного пользования войти в оборот за пределами тех ведомств и должностных лиц, которые являются его получателями.

в) документ представляется как очередной, утверждается что такие учения проводились постоянно по одному и тому же сценарию. Это просто вздор. Данный документ не является очередным – он содержит анализ стратегической обстановки, сложившейся на момент написания, то есть, отправленный 1 сентября, он охватывает ситуацию по середину августа. Он не может быть очередным – весь анализ там новый. Что касается учений, какие учения были в прошлом, оценить невозможно без дополнительной информации в видед ругих документов ДСП, так что это утверждение оставим на будущее. Тем не менее, даже если такие учения (настаиваю: с другой легендой; весь фактаж тут новый) и проводились в прошлом, ничего не мешало руководству Армении отнестись к этому крайне серьезно как в прошлом, так и тем более в сентябре 2020 года.

г) “Минасян ложно утверждает, что в письме было предложение обратиться в ОДКБ”. В письме было предложение обратиться в ОДКБ. В разделе пункте в статьи 2 раздела V, указано, что должностные лица от Армении должны сделать выводы из сложившейся военно-политической ситуации и подготовить расчеты-обоснования объемов требующейся помощи, включая военную и военно-техническую. То есть, там было предложение обратиться в ОДКБ, было также предложение обосновать и описать необходимую для Армении помощь. Игнорирование этого показывает либо несерьезность властей Армении (речь идет обо всей власти, поскольку по признанию СБ, Совбез привлек к этим учениям Минобороны, МЧС, а также СНБ), либо отсутствие с их стороны заинтересованности в обеспечении военной безопасности Армении.

Ответ Совбеза Армении можно охарактеризовать как: непрофессиональный; содержащий личностные характеристики, таким образом неподобающий государственному ведомству; безответственный; ложный с фактической точки зрения. Все основные утверждения, приведенные в этом ответе, не соответствуют действительности и вводят в заблуждение и, таким образом, преследовали только одну функцию – пропагандистскую.

Анализ документа и военно-политической ситуации накануне войны

О том, что ситуация идет к войне, говорили многие. Только перечисление всех имен займет несколько страниц. Причем ближе к сентябрю многие говорили об этом уже открыто и публично. Власти относились к этому как к блажи, будто бы отдельные люди просто зациклены на вопросе безопасности или антитурецки настроены. Но с другой стороны – если со всех сторон (включая, как мы видим, военный блок, членом которого является Армения) приходят сведения о том, что приближается война, а власти ничего не делают, то возникает желание воскликнуть, как Милюков сто лет назад: “Это глупость или измена”?

Итак, за 26 дней до начала войны, руководство ОДКБ направляет руководству Армении военно-стратегический анализ ситуации, в котором указано, что на протяжении последних месяцев риски в сфере безопасности радикально возросли, предлагает свою помощь и просит оценить, какой объем помощи нужен Армении для того, чтобы справиться с этими рисками. Мы не будем уходить в прошлое, попробуем лишь оценить, что можно было сделать начиная с 1 сентября.

Адекватное государственное руководство, получив такое письмо, должно было в кратчайшие сроки (до конца того же дня) полностью ознакомиться с ним и считать страну находящейся в состоянии войны. В документе это более чем явственно показано. За эти 26 дней можно было:

Дополнительно начать укреплять позиции на первой линии, особенно, те что вблизи плацдармов, частично занятых в ходе “Апрельской войны” 2016 года. Именно там и развернулись основные фронты новой войны.

Начать дипломатическую кампанию по предотвращению войны на международном уровне, используя диаспору и весь дипаппарат.

Снизить вероятность поражения собственных сил, в первую очередь, живой силы. Закупить средства маскировки и защиты – маскировочные сети, надувные танки, средства индивидуальной защиты, а также приборы ночного видения. Сменить места дислокации ПВО и обеспечить максимальную секретность.

Начать скрытую мобилизацию и развертывание сил по местам вероятного удара противника.

Отрегулировать отношения с союзниками по ОДКБ, сформулировать запрос в отношении ОДКБ. Подготовить список нужд, по технике, личному составу, средствам связи и установить прямую связь с союзниками.

Начать немедленные консультации и переговоры с Ираном по вопросу совместных действий на севере Ирана / вдоль Аракса, снабжению армянской армейской группировки, поддержки на уровне ПВО, расширения дипломатического и военно-технического сотрудничества.

Активизировать прифронтовую разведку, идентифицировать потенциальные скопления противника и при необходимости нанести упреждающий удар по таким скоплениям.

Скрытно эвакуировать часть населения, чтобы избежать скоплений на дорогах в ходе войны, что затрудняло бы снабжение Арцаха.

Вопрос о том, что из этого было сделано, имеет конкретный ответ: ничего.

Обратилась ли Армения за помощью?

С начала этой войны в Армении было некоторое ожидание поддержки со стороны России. Это происходило на фоне антироссийской истерии, раскручиваемой медиамашиной Пашиняна, когда во всех проблемах винили Россию, сотрудничество с ней выставлялось как предательство, а поддежка, сотрудничество, перспективы возвращения территорий и так далее – связывались исключительно с Западом. Отмечу, что в этом отношении нет никаких изменений и поныне.

В этих условиях в начале войны из России на всех уровнях были сделаны заявления, что Армении необходимо обратиться в ОДКБ за военной помощью. 30 сентября Пашинян заявил, что не намерен обращаться в ОДКБ за военной помощью, а 12 октября де-факто то же самое сделал министр иностранных дел Зограб Мнацаканян, заявивший, что при необходимости Армения это сделает (т.е. необходимости нет). Армения так и не обратилась к ОДКБ за все время войны. Пропаганда Пашиняна твердила, что ОДКБ должно само оказать Армении помощь и без запроса, также говорилось о том, что может случиться, что Армения обратится к ОДКБ, а там откажут, и Армения окажется в неудобном положении. Основания для таких заявлений были, поскольку из России поступали сигналы, что Нагорный Карабах не входит в зону ответственности ОДКБ.

Тем не менее, надо утвердительно сказать следующее:

Нападение на Арцах – серьезнейшая угроза безопасности Армении,

Подвергающаяся агрессии страна не должна ожидать, что партнеры и союзники будут сами стремиться ей помочь, напротив, она должна сделать все, чтобы ей оказали помощь, а не выбирать, кто ей будет помогать. Пример – в 2015 году Турция обратилась в НАТО после того как сбила российский самолет, несмотря на прохладные отношения с рядом членов альянса,

Россия является не партнером, а союзником Армении, причем формальным союзником. И это предполагает взаимные обязательства, а не только российские, и в первую очередь, заинтересованность Армении в этом союзе, как более слабой и уязвимой стороны. Поэтому лучше было десять раз обратиться за помощью и десять раз получить отказ, чем ни разу не обращаться и предполагать отказ в случае обращения,

Интересы России в недопущении военной победы тюркского альянса совпадали с армянскими; по результату этой победы, Россия понесла серьезный символический и политический урон. Он лишь отчасти компенсирован вводом миротворцев в зону конфликта, что бы об этом ни говорили разные комментаторы,

Таким образом, Армения должна была неформально обратиться в ОДКБ уже 2 сентября, а формально – 27 сентября, с переговорами об оказании военной помощи на институциональном уровне, а также на неформальном, а также с военно-технической помощью. К 15 сентября надо было подготовить весь пакет требуемой помощи и еще до начала боевых действий начать поставки, что было бы куда проще осуществить, чем в условиях уже начавшихся боевых действий.

Вместо этого, с самого начала шла пропаганда против России, как например, когда Арсен Харатян, первый советник Пашиняна по внешней политике в 2018 году и продолжающий поддерживать его, писал в начале войны “Путин капут в Степанакерте”, в результате чего на протяжении первого периода войны в публичном поле преобладали антироссийские настроения, вышедшие даже на массовый уровень: 11% считали провокатором этой войны Россию, а перцентильный рейтинг России составил 42.5. Уже к концу октября эти цифры изменились до 2% и 62.5 соответственно.

Война шла, а обращения к России все не было. Со стороны России поступали постепенно ухудшавшиеся предложения о сдаче территорий Арцаха взамен за остановку боевых действий. Разумеется, это было неприемлемо, хотя адекватный анализ ситуации должен был по меньшей мере дать два направления деятельности: либо признание безоговорочного лидерства России в системе внешней и оборонной политики и получение помощи уже на этих условиях, либо подписание капитуляции раньше и с меньшими последствиями (меньшим числом погибших и потерянных территорий).

23 октября к Путину публично обратился президент НКР Араик Арутюнян. Он написал большое письмо, полное исторических ссылок к совместному прошлому Арцаха и России, и в конце письма попросил сделать все возможное для прекращение боевых действий и возобновления политических процессов в зоне азербайджано-карабахского конфликта. Ситуация продолжала ухудшаться, армяне теряли по 100 кв. км. в день.

4 октября азербайджанцы вышли на окраину Джебраила, 9 октября они установили полный контроль над развалинами этого пгт, тогда же они окружили Гадрут, и взяли город 14 или 15 октября. Примерно тогда же на юге произошел прорыв армянской обороны и азербайджанские войска вышли на оперативный простор. 20 октября они заняли Зангелан, 22 вышли на границу с Арменией в районе Мегри, 25 – взяли пгт Кубатлы, то есть Арцах полностью потерял буферную зону на юге. Население Армении продолжали обманывать, что бои идут успешно, но в политическом классе все понимали что происходит и 27 октября Вазген Манукян предложил правительству уйти в отставку, передав власть военным. 29 октября Араик Арутюнян публично объявил, что азербайджанские войска приблизились к Шуши на расстояние менее 5 км. 30 октября Кочарян должен был поехать в Москву на переговоры, а тест на коронавирус, несмотря на отсутствие симптомов, показал положительный результат.

В конечном счете, 31 октября Пашинян все же написал письмо Путину, где, ссылаясь на договор “О дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи” от 1997 года, попросил незамедлительно начать консультации с целью определения рода и размера помощи, которую РФ может оказать Армении. В письме не было конкретного запроса, не было ссылки на большую часть нормативной базы, не было обращения к ОДКБ, а лишь было предложение к началу переговоров, в которых российское руководство не было заинтересовано, о чем немедленно было объявлено публично. Впоследствии, Пашинян пропал с радаров на несколько дней, и появился уже 9 ноября, с подписанием капитуляции.

Могла ли Россия помочь?

Итак, можно считать, что Армения за помощью к ОДКБ не обращалась, а обращение к России было запрограммировано на отказ (что было видно тогда же, исходя из текста). Также, мы видели, что желания обращаться к России и ОДКБ, у армянского руководства не было. Это не означает, что они не хотели российской помощи. Но непонятен формат, в котором такая помощь могла бы быть оказана. Разумеется, серьезная военная помощь предполагает и ответные шаги, и именно в этом была вся загвоздка. Ереванское руководство не хотело усиливать сближение с Россией, не хотело расширять институциональные форматы взаимодействия, взамен максимально пыталось действовать в направлении западных стран и организаций, которые выражали обеспокоенность, но не предприняли действенных шагов.

Отношение к ОДКБ подверглось ревизии летом 2018 года, когда был арестован действующий генсек Хачатуров, а в сентябре того же года Армения отказалсь обращаться в организацию, когда на Нахичеванском направлении возникло обострение.

Могла ли Россия оказать помощь на поле боя вне зависимости от действий Армении? На самом деле могла – это могла бы быть военно-техническая помощь, ЧВК, ПВО или что-либо еще из российского инструментария. Но для этого Россия должна была сама определить формат этих действий, поскольку со стороны Армении вразумительного запроса так и не поступило. Кроме того, Россия должна была проигнорировать тот факт, что в Армении руководство не очень дружественное и, несмотря на то, что политическая линия в ходе войны подверглась некоторым изменениям, эти изменения не были системными.

Получается, что Россия должна была оказать помощь союзнику, несмотря на то, что союзнические отношения были подмочены, желания встревать в конфликт нет, просьбы о помощи также нет. Во второй половине октября в России возобладала позиция, что при Пашиняне такая помощь оказана не будет. С одной стороны, победа Армении исходила из интересов самой России, ну или как минимум победа турецко-азербайджанского блока представляет собой вызов для России. Но с другой – чтобы оказать такую помощь Армении, которая не желает менять свои внешнеполитические подходы, Россия должна была измениться сама, чтобы считать такую помощь возможной. Это, естественно, не произошло во время войны, тем более, что если говорить о более вероятных изменениях, то это скорее дальнейшее снижение интереса к Южному Кавказу.

Как мы видим, возможности России по оказанию помощи Армении были серьезно ограничены действиями руководства Армении, и на что именно делалась ставка армянским руководством, непонятно. Россия могла провести там неформальную операцию, но такое возможно только если есть полное взаимопонимание между сторонами, а оно отсутствовало. Письмо Зася, которое было направлено в СБ Армении 1 сентября 2020 года – серьезный документ, содержащий военно-стратегический анализ обстановки и предупреждение о войне в условиях уже очень серьезных рисков. Совбез Армении в своем официальном заявлении указывает, что это рабочее письмо, похожее на многие другие. Содержание этого текста, между тем, не дает возможностей для такого толкования. Возможно, в СБ РА, аппарате премьера, аппарате Министерства обороны и других ведомствах не способны прочесть этот текст правильно и сделать из него адекватные выводы – но этот текст такие выводы обязательно предполагал.

Грант МИКАЕЛЯН

 



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

Национальное Собрание должно избрать членов высшего судебного совета, между тем участники акции протеста перед зданием парламента требуют отставки Пашиняна и …

Министры обороны Армении и России Вагаршак Арутюнян и Сергей Шойгу в ходе состоявшегося телефонного разговора обсудили актуальные задачи двустороннего сотрудничества …

Человек пришел к власти с другой задачей. Все карты уже раскрыты. Задача премьер-министра Армении Никола Пашиняна – провести через Армению …

Ваш браузер устарел! Обновите его.