Политика Турции: скрытые и явные угрозы

Дата публикации: 25 апреля 2021

Прошедший в Ереване форум “Армения и Турция на Южном Кавказе: реалии и риски” стал платформой для обсуждения широкого круга вопросов, касающихся развития отношений между Турцией и Арменией, а также возросшей роли Турции на Южном Кавказе. В мероприятии приняли участие ведущие специалисты Армении – декан факультета востоковедения ЕГУ, профессор Рубен Мелконян, тюрколог Варужан Гегамян, научный сотрудник Центра стратегических исследований ЕГУ Эдгар Элбакян, заведующий кафедрой иранистики факультета востоковедения ЕГУ Вардан Восканян и другие специалисты.

КАК ОТМЕТИЛ ПЕРЕД НАЧАЛОМ ФОРУМА РУБЕН МЕЛКОНЯН, после осенней войны в Арцахе в Армении и на Южном Кавказе создались новые геополитические и социальные реалии с акцентом на возросшую роль Турции, что не может не быть тревожным сигналом для мыслящей части армянского общества и, конечно, ученых – политологов, востоковедов, социологов и других. Именно поэтому группа специалистов Ереванского государственного университета инициировала мероприятие, в рамках которого были подняты актуальные вопросы, связанные как с армяно-турецкими отношениями и исходящими от Турции угрозами, так и с позицией Турции в отношении стран региона – Азербайджана, Грузии, Ирана, Израиля и ее роли в разных сферах их жизни.

Открыв конференцию, Рубен Мелконян представил доклад, посвященный вопросу границ между Арменией и Турцией в историческом разрезе, проанализировал возможные варианты и дальнейшие перспективы. Говоря о вопросе демаркации границ, всплывшем после осенней войны в Арцахе, он указал на недопустимость и незаконность ее проведения путем использования GPS-системы и на скрытые угрозы, перед которыми может оказаться Армения. Р.Мелконян представил современные границы Армении и Турции, определенные Карским договором 100 лет назад, назвал основные пункты политической повестки Турции в отношении Армении – признание Карского договора, приостановка процесса международного признания Геноцида армян и решение Карабахского вопроса в пользу Азербайджана. Последний вопрос после Второй карабахской войны, прошедшей при открытой поддержке Турции, ей частично удалось решить. В повестке у Турции две другие задачи, от которых она, по словам Р.Мелконяна, не намерена отступать.

“Первая демаркация армяно-турецкой границы была проведена в 1924-26 гг. на основе Карского договора. Спустя годы и после ряда историко-политических перемен встал вопрос новой демаркации. Одна из основных была проведена в 1970-х гг. между СССР и Турцией, однако в документе нет подписи представителя Армянской ССР из-за наличия в протоколе при данном документе упоминания Карского договора. И хотя Армения после признания независимости и как самостоятельное государство не предъявляла Турции территориальных претензий, нигде не задокументировано, что она признает Карский договор, подписанный с обессиленной Армений практически сразу после Геноцида и Октябрьской революции”, – отметил Р.Мелконян.

По его мнению, в подобной ситуации мы оказались и сегодня, когда Азербайджан в результате войны и при откровенном участии в ней Турции оккупировал армянские регионы Нагорного Карабаха. Армянский народ не намерен смиряться с потерей Шуши, Гадрута и других армянских регионов Арцаха. И если сегодня Армении предложат подписать документ, передающий Азербайджану эти регионы, ученые, общество, правительство – все армянство, обязано этому воспрепятствовать. Рубен Мелконян не исключил, что Турция “предложит” Армении признать Карский договор в качестве одного из предварительных условий установления дипломатических отношений, и призвал общество и власти быть начеку и не попадаться на вражескую удочку.

ТЮРКОЛОГ ВАРУЖАН ГЕГАМЯН ПРОАНАЛИЗИРОВАЛ внешнеполитическую стратегию Турции на Южном Кавказе, которая зиждется на двух основных принципах – последовательности и прагматизме. На протяжении всей истории Турция придерживается этих принципов в отношении любой страны, с которой имеет дело. Внешнеполитическую стратегию Турции, по словам В.Гегамяна, можно разделить на три условных этапа: 1. от основания в 1923 г. до прихода к власти нынешней действующей Партии справедливости и развития (ПСР) в 2002 г., 2. Первый период правления ПСР (2002-2012 гг.), и 3. нынешний период правления ПСР (от 2012 г. до сегодня). На каждом из них прослеживается приверженность двум основным принципам.

“В начале первого этапа Турция приняла документ “Misaki Milli“, известный как “Национальный обет”, согласно которому были прочерчены границы Турции в масштабах территорий, якобы обеспечивающих насущное право проживания здесь турок. Однако в эти границы уже тогда входили регионы, не являющиеся частью Турции. Тем не менее “Национальному обету” в Турции был дан правовой статус, и она последовательно шла и идет сегодня к реализации своего плана, – отметил В.Гегамян. – На первом этапе истории Турецкой Республики было осуществлено три удавшиеся попытки захвата территорий других стран. Турки в 1938 г. силовым путем захватили сирийскую провинцию Хата, входящую в состав международно признанного государства Сирии, провели там референдум, согласно которому Хата стала независимой республикой, а через год, заселив регион турками, инициировали новый референдум, и Хата вошла в состав Турции. В 1974 г. подобная история имела место с международно признанным, поддержанным ООН и другими международными организациями Кипром, треть которого также на глазах у мира была захвачена Турцией. Третья попытка связана с недавними событиями в Сирии и Ираке, обоснованными тем, что Турция во внешней политике придерживается двух видов границ – территориальных и духовных, и границы Сирии и Ирака относятся якобы к ее духовным границам. Турция не чурается политики аннексии территорий международно признанных государств, мотивируя свою захватническую деятельность тем, что обеспечивает безопасность своих коммуникационных путей. Подобный почерк мы видим и в инициированной осенью войне в Арцахе”.

В.Гегамян коснулся и другого стратегического подхода Турции – “Ноль проблем с соседями”, в основе которого лежит политика “нет соседей, нет проблем”. В достижении целей Турция нередко использует и мягкую силу – от экономической до культурной, в сети которой попала Грузия в вопросе Аджарии. Попытка Турции навязать свою “мягкую силу” Армении не увенчалась успехом: выдвинутые ею требования в рамках “футбольной дипломатии” и Цюрихских протоколов не были приняты армянской стороной ввиду неприятия выдвинутых Турцией предусловий. В.Гегамян указал на особенность внешнеполитической стратегии Турции, когда она создает в том или ином регионе конфликт, демонстрируя свою роль инициатора в нем, затем заставляет стороны вступать с ней в переговоры по вопросам конфликта на выгодных ей условиях. Пример подобной стратегии – осенняя война в Арцахе.

В СВОЕМ ВЫСТУПЛЕНИИ ЭДГАР ЭЛБАКЯН разносторонне рассмотрел присутствие Турции в Азербайджане, связанное со всеми сферами жизни – от политики и вооруженных сил до культуры и религии, подходы к которым у азербайджанцев претерпели резкие изменения после распада СССР. Он указал на деградацию духовно-культурной сферы Азербайджана после обретения независимости, но, заручившись поддержкой США, Турция смогла быстро и успешно заполнить образовавшийся вакуум. Более того, Турция совершила успешную попытку экспортировать в Азербайджан свою модель развития, нацелившись завладеть запасами нефти и газа в регионе, обеспечив себе выход к рынкам Туркменистана. Подобная политика содержит в себе как скрытые, так и ставшие явными после войны в Арцахе угрозы для Армении, которые и был призван выявить форум “Армения и Турция на Южном Кавказе: реалии и риски”.

“Для нас существует два непререкаемых приоритета – интересы армянской государственности и профессиональная ответственность. Поэтому, вне зависимости от поведения действующих властей Армении и их подходов к сложившимся реалиям, мы обязаны продолжать нашу многопрофильную работу по исследованию и обнаружению исходящих от вражеских стран угроз, формированию механизмов противодействия им. Комплексное изучение фактора Турции на Южном Кавказе дает возможность выявить риски, стоящие перед Арменией и всем армянством, и возможные перспективы их предотвращения”, – подчеркнули участники форума.



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

Что придумал Пашинян с целью оправдать свои провалы в войне? Война, говорит, была неизбежна, потому как в переговорном процессе была …

Бывший полпред президента России по Карабаху и экс-сопредседатель Минской группы ОБСЕ Владимир Казимиров по просьбе Sputnik вспомнил события 27-летней давности. …

Израильская пресса живо обсуждает признание президентом США массового убийства армян в Османской империи геноцидом Климент Александров Вопрос о признании геноцида …

Ваш браузер устарел! Обновите его.