Сафрастян: “Разрушить армянскую стену” – планы Турции со времен Ататюрка не изменились

Дата публикации: 20 февраля 2021

“Процесс геополитической изоляции Армении будет продолжаться, если его не переломить”, – заявил в интервью “ГА” востоковед, академик НАН РА Рубен САФРАСТЯН.

– Рубен Арамович, о прошедшем недавно форуме в Афинах с участием Греции, Кипра, Франции, Египта, Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) Турция высказалась, заявив, что речь идет об “антитурецком альянсе”. Насколько подобный альянс может быть действенным и почему в нем нет Армении?

– То, что против Турции создается альянс, было известно давно. Насколько он окажется действенным, говорить пока рано. Обратите внимание на то, что страны, задействованные в альянсе, находятся далеко друг от друга и во многом у них совершенно различное геополитическое положение и геополитический вес. Тем не менее важен тот факт, что они объединяются, чтобы сдерживать турецкий экспансионизм, являющийся угрозой для разных стран восточного Средиземноморья и Ближнего Востока. Таким образом, создание подобного альянса – констатация, повторюсь, факта угрозы со стороны Турции, в связи с чем страны, совершенно различные по своему геополитическому весу и направленности, вынуждены как-то координировать свои усилия для сдерживания экспансионистских устремлений Турции. Пока о совместных серьезных антитурецких действиях этого альянса против Турции говорить рано. О них можно будет судить по тому, как альянс станет реагировать на очередной кризис, который устроит Турция. В том же, что она его устроит, сомневаться не приходится. Почему в антитурецком альянсе нет Армении, которая, конечно, должна там быть? Очевидно, что наша внешняя политика, даже в том виде, в котором она сейчас находится после поражения в войне, должна быть более активной – не только в смысле реагирования на те или иные внешние угрозы, она должна быть более активной в контексте поиска союзников и определения собственных целей.

– Создается впечатление, будто сегодня внешняя политика Армении вообще лишена какого-либо стратегического вектора…

– Так и есть, к сожалению. Кроме того, в плане необходимости для нас быть задействованными в вышеупомянутом альянсе следует подчеркнуть еще одно обстоятельство. Все-таки надо вспомнить о том, что Киликийское армянское государство, существовавшее в северо-восточном Средиземноморье, играло довольно значительную роль во всем регионе. Хотя бы исходя из этого исторического факта нам надо постараться на первых порах как минимум обозначить в нем свое присутствие.

– 19 февраля главы МИД Турции, Азербайджана и Грузии должны были встретиться в Баку (в девятый раз в подобном формате), однако саммит отодвинули из-за того, что грузинский премьер подал в отставку. В прошлом году по итогам 8-й встречи, прошедшей в Грузии, была подписана Тбилисская декларация, в которой, как заявил министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани, изложены конкретные действия и планы общих интересов Грузии, Азербайджана и Турции по всем направлениям, включая энергетические и транспортные проекты. Чего ждать от предстоящей встречи (которая, так или иначе, состоится) с учетом поствоенных региональных реалий?

– Здесь мы имеем дело совершенно с другим геополитическим процессом, генерируемым самой Турцией, которая пытается создать некий альянс в регионе Южного Кавказа во главе с собой. Посредством такого альянса Турция создает важную для себя геополитическую ось. В историческом плане процесс интеграции Азербайджана и Грузии под руководством Турции начался еще в конце прошлого века – идею выдвинул тогдашний президент Турции Сулейман Демирель. Однако реально она заработала после русско-грузинской войны 2008 года, когда Турция активизировала свои усилия в данном направлении. Цель, с одной стороны, – усиление позиции Турции в регионе Южного Кавказа. С другой – это, конечно, удар по влиянию России в регионе. И третья составляющая – дальнейшая изоляция Армении. Эта геополитическая ось создается против России и против Армении.

– На прошлогоднем саммите в Тбилиси министров иностранных дел Турции, Грузии и Азербайджана говорилось о том, что нерешенность региональных конфликтов мешает полноценной интеграции альянса в вопросах реализации энергетических и транспортных проектов. Теперь, после поражения в войне, нам грозит опасность оказаться в региональном “нигде”, особенно если учесть полную и абсолютную пассивность армянских властей?

– Да, грозит, именно так и обстоят дела. Причем речь идет не только об экономической, политической составляющей вышеупомянутой оси, но и о военной составляющей. Целью Турции в этом процессе является создание полноценного военно-политического союза трех государств – союза, который будет способствовать дальнейшему претворению в жизнь планов Турции по расширению своего влияния в нашем регионе. И сегодня Грузия фактически активно участвует в планах турецко-азербайджанского тандема, играя двойственную роль в регионе. С одной стороны, она стремится к интеграции с Западом, с другой – участвует в этом турецком проекте. Касательно Армении вынужден констатировать, что после страшного поражения в войне наш вес в геополитическом смысле сильно упал. Мы перешли совершенно в другую весовую категорию. Фактически у нас нет своей системы безопасности, она разрушена. Кроме того, мы потеряли возможность серьезно рассматриваться как союзник. Почему мы оказались проигнорированы в создании антитурецкого альянса? Тут надо учитывать, интересны ли мы сегодня другим как союзники, даже против Турции? Учитывая наш катастрофически упавший геополитический вес, можно сказать: нет. Все это новые реалии, которых не было до поражения в войне.

– И как выходить из этих реалий?

– В первую очередь надо восстанавливаться в плане наших возможностей обеспечения собственной безопасности, воссоздавать вооруженные силы. И делать это надо быстрыми темпами, потому что процесс нашей геополитической изоляции будет продолжаться и переломить его можно только в том случае, если мы восстановим свою определенную геополитическую значимость в регионе. Этого можно достичь, только уделив приоритетное внимание воссозданию, повторюсь, нашей системы безопасности. Во-вторых, у нас есть возможность усиления своего геополитического влияния в регионе, если мы сумеем найти в геостратегическом смысле правильный модус отношений с Россией. Однако для этого отношения должны быть совершенно на другом уровне, нежели сейчас.

– Это возможно на уровне сегодняшнего руководства Армении?

– Нет, это невозможно. Надо, чтобы руководство страны было адекватно ситуации, в которой сейчас находится Армения. Кстати, хотел бы подчеркнуть еще один момент: говоря о геополитических процессах у нас в регионе, следует считаться с тем фактом, что Турция сама по себе проводит такую политику, которая в геостратегическом смысле является глобальной угрозой. Экспансионистская политика Турции имеет вполне определенную направленность – пантюркистскую и одновременно панисламистскую. Это очень далеко идущие цели, реализуя которые Турция пытается сама подняться на более высокую степень значимости для всего мира. И, создавая ту геополитическую ось, о  которой мы говорили выше, Турция будет реализовывать свои пантюркистские планы для продвижения своей экспансионистской политики и выхода за пределы Южного Кавказа. У этой страны есть цель: создание пантюркистского союза под своим руководством, и в последнее время для достижения этой цели она активно использует также панисламистский фактор. Совершенно новое явление в геополитическом смысле – это турецко-пакистанский альянс, свидетельствующий о панисламистских устремлениях Турции.

– Более чем опасный альянс…

– Чрезвычайно опасный, чего многие не замечают или предпочитают не замечать. Опасность состоит в том, что Пакистан обладает ядерным оружием и официально заявляет, что это исламистская ядерная бомба. И уже сейчас есть сообщения о том, что Турция пытается использовать возможности Пакистана в ядерной сфере для создания соответствующих возможностей в будущем для себя – об этом свидетельствуют многочисленные факты, в том числе неоднократные встречи военного руководства Турции и Пакистана. Словом, пантюркистская и панисламистская направленность стратегии Турции представляет угрозу уже далеко за пределами традиционной сферы турецкого влияния. В связи со всем этим нам нужна адекватная внешняя политика, учитывающая все вышеупомянутые многообразные факторы, в основе которых лежит непосредственная угроза для существования и Армении, и Арцаха.

– То есть не должно быть никаких иллюзий на предмет того, что Турция – это угроза для нас? А заявления властей по поводу того, как замечательно мы сейчас будем строить отношения с этой страной, далеки от истины?

– Очень далеки. Армения (даже в нынешнем состоянии) для Турции – это барьер на пути к реализации далеко идущих экспансионистских целей, а цели эти остаются неизменными на протяжении столетий. Кстати, цель в свое время очень четко сформулировал Ататюрк в одной из своих аналитических выкладок, где он прямо пишет о том, что “надо разрушить армянскую стену”…



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

Оперативно-тактические ракетные комплексы (ОТРК) «Искандер» не применялись в ходе военного конфликта в Нагорном Карабахе, сообщило Минобороны России. Таким образом, ведомство …

Единый кандидат на пост премьера от оппозиционного “Движения за спасение Родины” Вазген Манукян призвал оппозицию построить баррикады перед парламентом на …

Движение намерено убедить президента встать на сторону главы Генштаба ВС Оника Гаспаряна. Оппозиция направит делегацию к президенту Армении Армену Саркисяну …

Ваш браузер устарел! Обновите его.