Система союзнических гарантий России по безопасности Армении

Дата публикации: 8 октября 2020

Авторы:  

Генерал-лейтенант (отст.) Гайк С. Котанджян, доктор политических наук (Российская академия управления при Президенте РФ); научный эксперт по международному контртерроризму (Национальный университет обороны США); профессор (стратегические исследования безопасности – РА, РФ, США); Почетный Президент Ассоциации политической науки Армении 

Артур В. Атанесян, доктор политических наук (Институт национальных стратегических исследований МО РА); профессор (политическая социология – РА, РФ, США); Заведующий кафедрой прикладной социологии Ереванского  государственного университета

Угроза катастрофического трансформирования совместной войны Азербайджана и Турции в Нагорном Карабахе в региональную военную катастрофу находится в центре внимания международного сообщества. В этой тревожной обстановке мировая общественность следит за оценками глав государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, наделенной полномочиями по урегулированию Карабахского конфликта. Этим объясняется то внимание, которое уделяется недавнему заявлению Президента России Владимира Путина. Он выразил сожалениепо поводу эскалации войны в Карабахе, оценив ее трагедией, и подтвердил, что Россия всегда исполняла и будет исполнять свои союзнические договорные обязательства в отношении члена ОДКБ – Армении. Важно заметить, что при этом некоторые коллеги не уделяют должного внимания тому, что Путин, являясь главой лидирующего в ОДКБ государства, говоря о системе гарантий взаимной безопасности России и Армении, наряду с коллективной составляющей имел в виду исключительную важность также ее двусторонней составляющей [1].

Смотря правде в глаза, мы обязаны заметить, что одним из основных вопросов, обсуждаемых с начала террористической войны Азербайджана и Турции против Нагорно-Карабахской Республики (с 27 сентября 2020 года), является   – определенная доля скепсиса  в отношении ограничений функциональности ОДКБ ввиду различий внешнеполитических приоритетов государств-членов. И этот скепсис профессиональных кругов в отношении консолидированности и функциональности отнюдь не нов. ОДКБ как определенный противовес НАТО, задуманный с целью сдерживания расширения Евроатлантического Союза на Восток, действительно имеет ряд внутренних моментов, тормозящих безусловную функциональность данной организации. Так, РФ, Казахстан и Кыргызстан как члены ОДКБ, активно сотрудничают с Турцией (членом НАТО), когда как Армения на протяжении всей своей независимости испытывает на себе экономическую блокаду, а теперь и прямую военную геноцидальную угрозу со стороны Турции. С другой стороны, Армения имеет традиционно дружественные отношения с западными державами, в т.ч. с США и Францией, в которых проживает влиятельная армянская диаспора.  

 Именно с этой точки зрения следует обращать внимание на особую важность указанного Президентом В. Путиным формата двусторонних армяно-российских отношений в области обороны и безопасности, которые, с точки зрения реальной политики являются более гибкими и менее обремененными задачей достижения консенсуса среди третьих стран для принятия совместных решений.

Так, заключенный 29 декабря 1991 г. в Москве Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Республикой Армения предполагает, что «В случае возникновения ситуации, создающей, по мнению одной из Высоких Договаривающихся Сторон, угрозу миру, нарушение мира или нарушающей существенные интересы ее безопасности, эта Сторона может обратиться к другой Стороне с просьбой об оказании безотлагательной помощи, необходимость, виды и размеры которой определяются путем проведения соответствующих консультаций. Высокие Договаривающиеся Стороны будут стремиться к тому, чтобы занять общую позицию по вопросу и способах преодоления такой ситуации»[2]. Кроме того, каждая из сторон «обязуется воздерживаться от участия в каких-либо действиях или мероприятиях, направленных против другой Высокой Договаривающейся Стороны, и не допускать, чтобы ее территория была использована в целях агрессии или иных насильственных действий против другой Высокой Договаривающейся Стороны»[3].

В развитие двусторонней составляющей взаимной безопасности 21 августа 1992 г. в Москве был подписан Договор между РА и РФ о правовом статусе Вооруженных сил РФ, находящихся на территории РА, согласно которому, в частности, ВС РФ «в период пребывания на территории Республики Армения, кроме функций защиты Российской Федерации, обеспечивают совместно с Вооруженными Силами Армении безопасность Республики Армения по внешней границе бывшего Союза ССР»[4].

 Соглашение между РА и РФ о принципах взаимного технического и материального обеспечения их вооруженных сил (подписано 21 августа 1992 г., Москва), в частности, предполагает «разработку, производство, поставки и взаимное обеспечение Вооруженных Сил Сторон вооружением, военной техникой, продукцией производственно-технического назначения и другими материальными средствами, их накопление»[5].  

Подписанный 30 сентября 1992 г. в Ереване Договор между РА и РФ о статусе Пограничных войск РФ, находящихся на территории РА, и условиях их функционирования предполагает, что «В интересах охраны государственной границы Республики Армения с Турцией и Ираном Пограничные войска Российской Федерации, находящиеся на территории Республики Армения, во взаимодействии с Государственным управлением национальной безопасности и другими правоохранительными органами Республики Армения ведут оперативную и розыскную работу, дознание по делам о нарушении границы, производят неотложные следственные действия в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством Республики Армения»[6].

 Соглашение между Министерством обороны РА и Министерством обороны РФ о сотрудничестве в области противовоздушной обороны (3 ноября 1994 г., Москва) предполагает, что  стороны осуществляют сотрудничество и взаимодействие в области: обеспечения надежной защиты воздушных границ государств – участников СНГ; оказания помощи в организации боевого дежурства подразделений зенитных ракетных частей, истребительной авиации и радиотехнических частей на территории Республики Армения (на основе отдельного соглашения); разработки и реализации мероприятий по поддержанию имеющихся в настоящее время на оснащении войск противовоздушной обороны Республики Армения вооружения и военной техники в боеготовном состоянии, и др[7].

В том же году было подписано Соглашение между правительством РА и правительством РФ о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности (30 марта 1994 г., Москва)[8]. Интересно заметить, что подобное соглашение о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности было подписано также между РФ и Азербайджаном (25.12.93 )[9]. Особоговнимания в двустороннем измерении взаимной безопасности заслуживает Соглашение между правительством РА и правительством РФ о сотрудничестве в области военной разведки (16 декабря 1994 г., Москва )[10].

  Ключевым системообразующим элементом военного сотрудничества между РФ и РА в масштабе совместного обеспечения региональной безопасности  является подписанный 16 марта 1995 г. в Москве Договор между РФ и РА о российской военной базе на территории Республики Армения. В соответствии с договором, Российская военная база в период ее пребывания на территории Республики Армения,кроме функций защиты интересов Российской Федерации,обеспечивает совместно с Вооруженными Силами Республики Армении безопасность Республики Армения по внешней границе бывшего Союза ССР. Применение воинских формирований российской военной базы осуществляется на основе взаимных договоренностей Сторон, Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 года, Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Республикой Армения от 29 декабря 1991 года и в соответствии с законодательством Сторон [11].

Учитывая долгосрочный стратегический масштаб  взаимоотношений между РА и РФ, Договор был дополнен согласованным в ходе визита в Армению Президента РФ Д. Медведева (20 августа 2010 г.) и ратифицированным 27.06.2011 г. “Протоколом о внесении изменений в “Договор между Республикой Армения и Российской Федерацией о российской военной базе на территории Республики Армения от 16 марта 1995 года”, устанавливающим продление срока дислокации военной базы на 49 лет – до 2044 года [12].

Внесенными в текст Договора изменениями не только продлен срок пребывания российской базы, но и расширена сфера стратегической ее ответственности. Как мы отметили выше,  функционирование 102-й базы в прежней редакции ограничивалось внешними границами СССР, а теперь российская сторона взяла на себя обязательство по совместному обеспечению безопасности Республики Армения и содействию в оснащении армянских ВС современными видами вооружения.

Необходимо отметить, чточто буквально за четыре дня до подписания армяно-российского Протокола, 16 августа 2010 г., был подписан Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи между Азербайджанской Республикой и Турецкой Республикой. Стороны обязались оказывать друг другу всестороннюю помощь, в том числе военную, в случае агрессии с третьей стороны. В договоре также содержатся пункты об активном сотрудничестве в военно-технической сфере, по защите границ и обеспечению территориальной целостности стран [13]. В дальнейшем и вплоть до возобновления войны Азербайджана против НКР осенью 2020 года Турция неоднократно заявляла о своей всеобъемлющей поддержке Азербайджана и гарантированииего безопасности, а также выступалас прямыми угрозами по развязыванию совместной войны Турции и Азербайджан в отношении Армении и Карабаха.

Среди ключевых документов, закрепивших двустороннее измерение системы союзнических гарантий взаимной безопасноти особого внимания заслуживает  Соглашение между Республикой Армения и Российской Федерацией по вопросам совместного планирования применения войск (сил) в интересах обеспечения совместной безопасности (27 сентября 2000 г., Сочи). Согласно данному документу, Стороны «совместно анализируют военно-политическую обстановку, согласовывают сделанные выводы, с учетом направленности потенциальных угроз и на основе общего замысла определяют состав Объединенной группировки войск (сил), планируют ее применение и управление ею в соответствии с законодательством Сторон; уполномоченные органы Сторон в интересах решения задач совместной обороны проводят совместные работы по обеспечению унификации технической и материальной базы автоматизированных систем управления войсками, разведкой и оружием, вычислительных центров органов управления, а также по обеспечению разработок математических моделей операций (боевых действий) и оперативно-тактических задач; уполномоченные органы Сторон проводят согласованные мероприятия по созданию объединенной системы управления. Объединенная система связи и автоматизированного управления войсками (силами) создается на основе организационных принципов и технических средств Вооруженных Сил Российской Федерации [14].

Экспертное обозрение двустороннего измерения  сотрудничества РФ и РА в области безопасности будет  неполным, если не отметить Соглашение между МО РА и МО РФ о сотрудничестве в области военной медицины (24 мая 2001 г., Ереван) [15]Соглашение между правительством РА и правительством РФ об информационном обмене в военной области(1 октября 2002 г., Москва) [16]; Соглашение между правительством РА и правительством РФ о военно-техническом сотрудничестве(17 января 2003 г., Москва )[17]Соглашение между Правительством РА и Правительством РФ о взаимодействии при осуществлении экспорта продукции военного назначения в третьи страны 16 декабря 2009 г., Ереван) [18]; а также Договор между Республикой Армения и Российской Федерацией о развитии военно-технического сотрудничества (25 июня 2013 г., Ереван) [19].

Исключительную важность в двустороннем формате системы армяно-российских взаимных союзнических гарантий национальной и международной безопасности представляет подписанное23 декабря 2015 г. в Москве Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Армения о создании   Объединенной региональной системы противовоздушной обороны в Кавказском регионе коллективной безопасности [20]. Объединенная региональная система противовоздушной обороны в Кавказском регионе коллективной безопасности при решении основных задач мирного времени осуществляет ряд функций, в частности: «несение боевого дежурства по противовоздушной обороне в Кавказском регионе коллективной безопасности; оповещение войск (сил) вооруженных сил Сторон о пролетах разведывательных космических средств и выдача в сетях оповещения информации о воздушной обстановке; совершенствование способов боевого применения войск (сил) Объединенной региональной системы противовоздушной обороны в Кавказском регионе коллективной безопасности; осуществление радиолокационного контроля и передачи органам организации воздушного движения Сторон данных о движении воздушных судов и других материальных объектов в случаях, предусмотренных правилами использования воздушного пространства Сторон, а также оказание помощи воздушным судам в случае возникновения в полете чрезвычайных обстоятельств; осуществление контроля за соблюдением правил пересечения воздушными судами государственных границ Сторон, полетами воздушных судов, в приграничной 50-километровой полосе; принуждение воздушных судов, выполняющих полеты с нарушением порядка использования воздушного пространства Сторон, а также используемых для совершения террористического акта либо захваченных террористами, к прекращению нарушений или пресечение таких полетов »[21]. Степень актуальности подобных мер существенно возросла, в частности, в связи с угрозой террористических атак в том числе с использованиям БПЛАсо стороны Азербайджана и Турции в условиях развязанной ими геноцидальной террористической войны в Карабахе 27 сентября  2020 года.

 Наконец, 15 мая 2017 года между Российской Федерацией и Республикой Армения было подписано Соглашение об Объединенной группировке войск (сил) Вооруженных Сил Республики Армения и Вооруженных Сил Российской Федерации. Согласно данному Соглашению, основными задачами Объединенной группировки являются: «своевременное вскрытие непосредственной подготовки вооруженного нападения (агрессии) против Российской Федерации и Республики Армения в границах региона и его отражение во взаимодействии с группировками войск (сил) Вооруженных Сил Российской Федерации и Вооруженных Сил Республики Армения, а также другими войсками, воинскими формированиями и органами Сторон; прикрытие сухопутной части государственной границы Российской Федерации и Республики Армения в установленных границах ответственности, в том числе совместно с силами и средствами системы коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности; участие в защите государственной границы Российской Федерации и Республики Армения в воздушно-космическом пространстве; участие в противовоздушной обороне войск и критически важных объектов Российской Федерации и Республики Армения, расположенных в регионе; удержание занимаемых районов, рубежей, позиций и объектов; разгром вторгшихся группировок войск противника во взаимодействии с группировками войск (сил) Вооруженных Сил Российской Федерации и Вооруженных Сил Республики Армения, а также другими войсками, воинскими формированиями и органами Сторон; радиоэлектронная защита радиоэлектронных средств систем государственного и военного управления Российской Федерации и Республики Армения; выявление и оценка источников и характера угроз применения против Объединенной группировки средств и методов информационного воздействия; защита личного состава Объединенной группировки от применения противоборствующей стороной информационно-психологических средств и методов воздействия; защита информационной инфраструктуры Объединенной группировки от применения противоборствующей стороной информационно-технических средств и методов воздействия; иные задачи, определенные Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации и Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Республики Армения» [22]. Несмотря на то, что данное Соглашение не включает обязательства сторон по защите непризнанной Нагорно-Карабахской Республики, Армения является гарантом ее безопасности. Вместе с тем, Объединенная группировка войск воспринимается как сдерживающий фактор, призванный ограничивать поползновения или соответствующие планы третьих стран в отношении государств-участниц Соглашения [23].

Необходимо отметить, что разработка и утверждение договоров и соглашений о взаимодействии между РА и РФ в сфере обороны и безопасности являются реакцией на внешние военно-политические вызовы нашим странам, связанные с реализацией глобальными и региональными игроками стратегий по расширению зон своих национальных интересов с вовлечением имеющегося и накапливаемого ресурса.

В частности, участие Армении в подобных договорах обусловлено не только пониманием опасений РФ касательно внешних угроз, но продиктовано прежде всего наличием в регионе прямых угроз безопасности Армении и НКР со стороны Азербайджана и Турции, которые не скрывают своих намерений и задач по уничтожению армянского народа на его исконных территориях. Именно поэтому, несмотря на отсутствие в данных важнейших для обеих стран документах гарантий безопасности Нагорно-Карабахской Республике, такие усилия и меры как минимум армянской стороной предполагаются.

Возвращаясь к оглашенным Президентом России 7 октября 2020 года союзническим гарантиям национальной безопасности Армении в случае перенесения военных действий на ее территорию, можно придти к следующему заключению. Подвергнутая нами экспертному обозрению система двусторонних и коллективных гарантий безопасности Армении со стороны России как ее стратегического союзника является также международно-безопасностным барьером на пути террористической экспансии Турции на Кавказ.

 

[1]https://www.rbc.ru/politics/07/10/2020/5f7d773a9a7947642575d8fd

[2]https://base.garant.ru/1119001/

[3]Там же.

[4]http://conventions.ru/view_base.php?id=13119

[5]https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=30959

[6]http://docs.cntd.ru/document/1900722

[7]https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/280284/

[8]http://docs.cntd.ru/document/1900782

[9]https://zakonbase.ru/content/base/88169

[10]https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/280284/

[11]http://docs.cntd.ru/document/901933348

[12]http://docs.cntd.ru/document/902237605

[13]http://ru.president.az/articles/603

[14]https://www.lawmix.ru/abrolaw/8211

[15]https://base.garant.ru/2560985/

[16]http://docs.cntd.ru/document/499036301

[17]http://docs.cntd.ru/document/901947466

[18]https://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-130/45360

[19]http://www.kremlin.ru/acts/news/20728

[20]http://komitet.info/legal-documents/799/

[21]http://docs.cntd.ru/document/420388541

[22]http://docs.cntd.ru/document/456081727

[23]https://svpressa.ru/war21/article/160592/



Комментарии

0

Читайте по теме

Президент непризнанной Нагорно-Карабахской республики Араик Арутюнян обратился к российскому лидеру Владимиру Путину с просьбой сделать все возможное для прекращения боевых …

Этот термин – “верификационные механизмы” – вошел в лексикон карабахского процесса три дня назад с легкой руки министров иностранных дел …

Откровенно лживые, воинственные заявления и действия президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева и его “старшего брата” – президента Турции Реджепа Эрдогана …