Владимир Путин о конфликте в Нагорном Карабахе. Итоговая Пресс-конференция Президента России

Дата публикации: 18 декабря 2020
Президент России ответил на вопрос ТАСС о конфликте в Нагорном Карабахе. Прямя речь В.В. Путина с Итоговой Пресс-конференции.

ТАСС В.Ичёткина: У нас сегодня международной повестки не очень много. У меня вопрос по международной теме – о конфликте в Нагорном Карабахе. Я для удобства разделю вопрос на три пункта.

Первое – почему, на Ваш взгляд, этот многолетний затяжной конфликт разгорелся именно сейчас и разгорелся так резко? Это просто объективные предпосылки, или можно винить какую-то из сторон, или, что называется, спичку подбросили извне?

Второй аспект – это то, как проявила себя Турция в этом конфликте. Известно, что Анкара значительную военную поддержку оказывала Баку в острой стадии конфликта. Ну и после перемирия было это решение о мониторинговом центре. Соответственно, Анкара просто демонстрирует, что у неё есть интересы в этом регионе. А у России какие интересы в этом регионе и насколько они пересекаются или, может быть, даже сталкиваются напрямую с интересами Турции?

И последний аспект – это ситуация в районе Гадрута. На Ваш взгляд, насколько велик риск того, что ситуации, когда нарушается режим прекращения огня, будут продолжаться в регионе? И что будет делать Россия, если такие нарушения будут происходить и дальше? Возможно ли, например, увеличение миротворческого контингента?

Ещё один аспект по Гадруту: судя по заявлениям и дискуссиям, которые идут в этих странах, определённый аспект напряжённости возникает из-за того, что стороны по-разному трактуют четвёртый, по-моему, пункт трёхстороннего соглашения, согласно которому российский миротворческий контингент разворачивается параллельно с уходом армянских войск. Потому что, насколько я понимаю, Баку воспринимает этот пункт и трактует его так, что армянские войска должны полностью покинуть Нагорный Карабах, а в Ереване склонны расценивать этот пункт как то, что они должны покинуть только те территории, которые они отдают по соглашению.

То есть армяне считают, что они должны уйти только из тех территорий, которые они отдают по соглашению, а азербайджанцы считают, что армянские войска должны полностью покинуть Нагорный Карабах.

Соответственно, у меня к Вам по этому пункту вопрос такой: Вы как соавтор этого трёхстороннего документа могли бы пояснить, вот в этом пункте Вы, Алиев и Пашинян что имели в виду?

Спасибо большое.

В.Путин: Вы наговорили, конечно, здесь можно до утра вести дискуссию на этот счёт.

Первое – почему именно сейчас это произошло? Ситуация вышла из-под контроля, и эта «напряжёнка» длилась на протяжении многих лет. Не думаю, что произошло это в связи с каким-то вмешательством извне. Многократно же возникали трения, перестрелки и мелкие стычки. Вот в конечном итоге всё это вылилось в конфликт.

Позиция России всегда заключалась в том, что мы должны без всякого кровопролития прийти к договорённостям. Так была выстроена наша позиция и в Минской группе, где сопредседателями являются Россия, США и Франция. Мы всегда на протяжении многих лет – сейчас повторю нашу позицию – исходили из того, что Азербайджану должны быть возвращены семь удерживаемых районов вокруг Нагорного Карабаха. Сам статус Нагорного Карабаха должен остаться неизменным, то есть должен быть передан на будущее. Должен быть зафиксирован статус-кво в Нагорном Карабахе, но при обязательном создании возможности общения между Нагорным Карабахом и Арменией, для чего предполагалось создать так называемый Лачинский коридор, то есть это коридор связи между Арменией и Нагорным Карабахом. Почему Лачинский? Потому что район, по которому проходит этот коридор, проходит эта дорога, так и называется – Лачинский район. Собственно, здесь ничего сложного нет.

Позиция Турции основана на том, что – это же публично заявлено – Турция защищала, как они считают, правое дело Азербайджана, а именно возврат территорий, которые были оккупированы в ходе боестолкновений в 90-х годах. С международно-правовой точки зрения, я тоже об этом говорил, эти все территории являются неотъемлемой частью Азербайджанской Республики. Повторю ещё раз: сама Армения независимость Нагорного Карабаха не признала, поэтому в этом смысле, имея в виду это обстоятельство, сам Нагорный Карабах – это тоже с точки зрения международного права Азербайджан.

Но ситуация, на мой взгляд, сложнее, чем просто простые нормативные постулаты, в том числе и международно-правовые. Корни в этническом конфликте, который начался ещё в Сумгаите, а потом перекинулся в Нагорный Карабах. Здесь у каждой стороны своя правда. И армяне Нагорного Карабаха в своё время взялись оружие, для того чтобы защитить свою жизнь и достоинство. И создалась ситуация, которая сложилась на момент обострения конфликта в этом году.

Но мы договорились, это хорошо известно, в рамках трёхстороннего заявления, о том, что боевые действия прекращаются. И – вот здесь вот очень важная вещь – договорились о том, что стороны останавливаются на тех позициях, где их застало подписание нашего трёхстороннего заявления. Вот там и должны все остановиться.

В этой связи возникает и много таких технических вопросов, которые связаны с инфраструктурой. Кстати говоря, вот эта договорённость о прекращении боевых действий, она очень важна, я уже тоже об этом сказал, потому что она кровопролитие прекращает, люди перестали гибнуть. Вот это чрезвычайно важная вещь, вообще принципиальная, всё остальное – это второстепенно. Жизнь и здоровье людей, сохранение жизни и здоровья – самая главная задача, которую мы решили. Но имея в виду, что вооружённые силы встали там, где они стояли на момент подписания, возникли определённые сложности инфраструктурного характера. Причём и для азербайджанской, и для армянской стороны. Но с этим нужно разбираться спокойно в ходе переговорного процесса. Потому что это трёхстороннее заявление даёт для этого все основания и все возможности, так как там заявлено о том, что после достижения перемирия следующим этапом должна быть полная нормализация отношений в регионе с раскрытием экономического и инфраструктурного потенциала, в том числе это касается автомобильного, железнодорожного сообщения и так далее. Это касается и Нахичевани, это касается сообщения между югом и севером Армении. И те вспышки, нарушение прекращения огня, оно было только однажды, надеюсь, что единичный случай так и останется единичным, удастся всё-таки сесть за стол переговоров всем договаривающимся сторонам. Хорошо, при нашем посредничестве, при посредничестве Минской группы – это неважно, главное, чтобы процесс начался и был положительно завершён.

По поводу того, где и какие войска стоят, я Вам уже ответил.

И мы очень рассчитываем на то, что и международные посредники перейдут наконец от слов к делу и начнут фактически помогать людям, которые нуждаются в помощи, прежде всего возвращающимся в Нагорный Карабах беженцам, что не только Россия это будет делать, посылая туда гуманитарные конвои, но и международные организации наконец развернутся: и ЮНИСЕФ, и ЮНЕСКО, и Продовольственная организация ООН. И в двустороннем плане те, кто хочет поддержать людей в зоне конфликта, откликнутся, повторяю, от слов к делу перейдут. Мы со своей стороны готовы продолжать эту работу.

Что касается увеличения количества наших миротворцев, то это возможно, но только по договорённости со всеми сторонами, в том числе с азербайджанской стороной, потому что мы изначально обговорили количество наших миротворцев, это количество согласовано. Люди, кстати говоря, с одной стороны и с другой стороны адекватно оценивают ситуацию. Это вопрос чисто технического характера, и если все придут к выводу о том, что это нужно, мы это сделаем.

Если нет, то, значит, тогда делать не будем. Но там дело не только в миротворцах, там дело ещё и в работе наших служб МЧС, сотрудников МЧС и Пограничной службы ФСБ России.



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

Выслушав ходатайства адвокатов второго президента Армении Роберта Кочаряна, прокуроры представили свою позицию, не согласившись с защитниками и приводя свои аргументы. …

“Когда турок приходит в Шурнух и требует освободить дома местных жителей, является ли это попыткой  конституционного переворота или нет?”,-  задал …

Недавние боевые действия в Карабахе мотивировали (или ускорили) формирование де-факто военного союза Азербайджана, Турции и Пакистана, интересы которых не всегда …

Ваш браузер устарел! Обновите его.