Выборы: успеха 2018-го года у Пашиняна не будет, но и фатального поражения тоже

Дата публикации: 10 июня 2021

Нынешняя парламентская кампания в Армении – это попытка преодолеть кризис, спровоцированный тяжелым военным поражением и формированием нового карабахского статус-кво. Удастся ли его преодолеть – рассуждает политолог Сергей Маркедонов.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник МГИМО МИД России, главный редактор журнала “Международная аналитика” – для Sputnik Армения

Седьмого июня в Армении официально стартовала парламентская избирательная кампания. Но де-факто она идет уже, как минимум, с марта, то есть с момента, когда премьер-министр республики Никол Пашинян заявил о возможности проведения досрочного голосования. Впрочем, и до пашиняновской инициативы в течение нескольких месяцев шли сложные переговоры с участием властей, парламентских фракций и непарламентской оппозиции, с модерацией президента Армена Саркисяна. Все это проходило на фоне уличных протестов.

Очередные внеочередные

И кулуарные встречи, и массовые акции во многом строились вокруг поиска модальностей будущих выборов. Обсуждались возможности для премьера возглавлять кабинет с приставкой и.о. И, конечно, в оппозиционных лагерях активно продвигалась идея об отставке Пашиняна.

Выборы-2021 станут второй досрочной кампанией кряду, что свидетельствует о неустойчивости государственной системы в целом. Обе кампании, 2018 и 2021 гг., объединяет одна черта. И в первом, и во втором случае политический класс Армении и ее граждане пытались исправить образовавшийся зазор между легальностью и легитимностью. Функционирование ключевых органов власти страны формально не противоречит действующему законодательству. Однако в обществе, а также и внутри самих управленческих структур имеется политическое недовольство. При этом определенной частью граждан деятельность правительства воспринимается как нечто не соответствующее их чаяниям и национальным интересам страны.

Впрочем, между двумя досрочными кампаниями есть и принципиальные различия. В 2018 году события разворачивались по преимуществу вокруг внутриполитической повестки. После провала плана третьего президента Армении Сержа Саргсяна пролонгировать свое пребывание у власти в качестве премьер-министра в республике случилась “бархатная революция”. И после этих событий процесс смены власти должен был быть введен в правовые рамки, что и было сделано по итогам досрочных выборов в Национальное собрание.

Сегодня парламентская кампания – это попытка (не факт, что она станет удачной) преодолеть кризис, спровоцированный тяжелым военным поражением и формированием нового карабахского статус-кво. Уже это обстоятельство делает по факту исход выборов не только событием внутриармянского, но, как минимум, общекавказского масштаба. И даже международного, если принять во внимание сложные коллизии в российско-турецких отношениях в Евразии, интерес США и Франции к положению дел вокруг Карабаха, а также в Закавказье в целом.

На какие важные аспекты кампании стоит обратить особое внимание? Создают ли они новые традиции в армянской политике или радикально ломают старые?

Без бывших политиков

Армения принадлежит к числу немногих стран постсоветского пространства, где бывшие главы государства после своей отставки могут побороться за власть. Но то обстоятельство, когда три экс-президента и действующий и.о. премьер-министра (по факту первое лицо в стране) в той или иной форме участвуют в избирательной гонке, делает опыт Армении уникальным. Между тем, факты вещь упрямая.

На выборы 20 июня 2021 года идут двадцать пять партий и избирательных блоков. Армянский национальный конгресс (АНК) возглавляет первый президент республики Левон Тер-Петросян, блок “Армения” – второй глава государства Роберт Кочарян. Первым номером блока “Честь имею” экс-президент Армении не является, его возглавляет бывший руководитель Службы национальной безопасности Артур Ванецян. В составе этого избирательного объединения – Республиканская партия, которая была правящей в период легислатуры Сержа Саргсяна, третьего главы армянского государства.

В первой тройке мы также видим бывшего мэра Еревана Тарона Маргаряна, помощницу экс-президента Армении Саргсяна Анну Мкртчян. Таким образом, есть бывшие президенты и мэры. Но бывшими политиками они не являются. Более того, они полны желания взять реванш у Никола Пашиняна, который ведет на выборы собственную партию “Гражданский договор”. Почему ее, а не блок “Мой шаг”, который в уходящем составе Национального собрания составлял большинство? Для партий армянское законодательство предоставляет более низкий проходной барьер по сравнению с избирательными блоками. Понятное дело, что Пашинян стремится к победе, но как политик он стремится минимизировать возможные риски.

Какова основная причина такой масштабной мобилизации всего армянского политического класса? Конечно, среди основных мотивов участия в выборах является кризис, спроецированный поражением во второй карабахской войне. И самое главное в этой истории то, что на утрате “пояса безопасности”, Шуши и Гадрута, конфликт не закончился. То, что происходило и происходит в южной части Армении, рассматривается многими, как продолжающееся поражение и национальное унижение. Как следствие, необходимость принятия срочных чрезвычайных мер.

Но было бы неверным свести нынешнюю повестку дня исключительно к Карабаху и национальной травме армян. Представим себе ситуацию, что в 2020 году катастрофического поражения не случилось бы. Остался бы в стороне от политики Роберт Кочарян? Скорее всего, ответ отрицательный. И вот здесь самое время напомнить, что три года назад Никол Пашинян нарушил неписаное правило армянской политики: ушедших предшественников уголовно не преследовать. Пойдя по иному пути (а под преследованием оказались не только Роберт Кочарян и Серж Саргсян, но и “попутчик” нынешнего и.о. премьера по “бархатной революции” Гагик Царукян), он сам поставил себя в неудобное положение. Ведь теперь отставка для него может иметь не самое приятное продолжение жизненного пути. И такой прецедент создан самим Пашиняном.

С другой стороны, все те, против кого глава кабмина ополчился, политически стали намного более активными. Вопрос, пошли бы на новый приступ по пути к власти Кочарян и Саргсян, не будь против них уголовного преследования? Не очевидно, что данный фактор утвердил их в решении “тряхнуть стариной”.

Фавориты и потенциальные джокеры

Итак, на старте кампании 25 объединений. Но уже сегодня львиная доля споров и дискуссий, сценарных разработок выстраивается вокруг двух политиков и стоящих за ними сил – “Гражданский договор” Никола Пашиняна и “Армения” Роберта Кочаряна. В их противостоянии многое сошлось. И то, что герой популярного в советские годы фильма называл “большой личной неприязнью”, и разные оценки внутренней и внешней политики, и события марта 2008 года. Без Кочаряна одна из старейших армянских партий “Дашнакцутюн”, успевшая стать хранителем исторического брэнда, вряд ли могла бы рассчитывать на участие в большой парламентской фракции. Сейчас появилась надежда.

Не хотелось бы в статье про выборы делать особый акцент на социологические опросы. Да, такой тренд, как снижение рейтингов Пашиняна и повышение числа потенциальных сторонников Кочаряна, можно зафиксировать. Но всегда имеются вопросы к репрезентативности исследований, их ангажированности, в той или иной степени. Однако, как бы кто ни трактовал итоги опросов, ясно одно: Пашиняну вряд ли под силу повторить свой успех 2018 года.

Разочарование и.о. премьером есть. И не один Карабах внес здесь вклад. Можно вспомнить и про истории с организацией борьбы против пандемии коронавируса, а также несостоявшимся референдумом по Конституции, административным давлением на непризнанную НКР, и про уголовные преследования оппонентов, и про конфликт с Конституционным судом. Но и фатального поражения, которое прочили Пашиняну после ноября 2020 года, скорее всего не будет.

А что же тогда произойдет? Весьма вероятно, новый парламент будет расколотым по составу. Совсем не обязательно, что 50 на 50. Достаточно и меньших пропорций. Тем более, шансов на коалиции у Пашиняна меньше. Ведь с критикой и.о. премьера выступают не только экс-президенты, но и те партии, у кого были в уходящем созыве свои фракции (“Процветающая Армения” и “Просвещенная Армения”). У первой из них есть успешный опыт совместной работы с Кочаряном еще во время его президентсва.

Таким образом, главным вопросом кампании станет формирование коалиции. И здесь возможны варианты в спектре от второго тура до недостаточно легитимного кабмина с последующими протестными акциями. В этом контексте роль других партий и блоков повышается. Однако далеко не всех. Определенное влияние на финальный расклад могут оказать объединение “Честь имею” и “Процветающая Армения”. Возможности “Просвещенной Армении” и АНК меньше, хотя идея Левона Тер-Петросяна про коалицию против Пашиняна выглядит перевернутой формулой “Все минус Серж”. Первый президент республики по факту предлагает применить такой алгоритм уже к Николу. В этой связи поспешно делать выводы о складывающейся двухцветной картинке выборов преждевременно. Она еще может заиграть разными и даже неожиданными красками.

Выборы: международное измерение

Параллельно с развертыванием борьбы за Национальное собрание Армениястолкнулась с фактическим продолжением карабахского конфликта уже на собственной территории. Наблюдается активизация Франции, которая предложила Армении военную помощь. И хотя эта инициатива представляется достаточно “сырой”, а внутрифранцузский контекст в ней более важен, чем кавказский, сам факт ее появления по официальным каналам важен. Париж также предлагал обсудить положение дел на армяно- азербайджанской границе на заседании Совбеза ООН. Пашинян в мае 2021 года обращался к России и к ОДКБ с просьбами о вмешательстве в ситуацию на южной границе. Однако ни Москва, ни “евразийское НАТО” не занимают однозначной позиции по этому вопросу.

Осторожность российской стороны становится понятной, если рассматривать нынешнюю ситуацию в более широком контексте, чем треугольник Москва-Баку-Ереван.

Жесткая ассоциация России с одной лишь Арменией чревата угрозой для миротворческой операции в Карабахе и попытками Турции и (или) Запада укрепить свое влияние на Кавказе. И совсем не факт, что это будет сделано в интересах Еревана. В особенности, если роль Анкары здесь будет большей, чем сейчас, а российского противовеса (со всеми имеющимися оговорками) не станет или он ослабнет.

Для США и их союзников “сдерживание” России намного более важная цель и ценность, чем сдерживание Турции. Как минимум, на нынешнем этапе. А кавказская стратегия – отнюдь не самый важный приоритет для сегодняшних американских и европейских политиков. Следовательно, любой просчет и даже неосторожный шаг Кремля будет сопровождаться обвинениями в неэффективности миротворчества не только в Закавказье, но и на всем постсоветском пространстве.

В контексте досрочных парламентских выборов в Армении роль и значимость внешних факторов резко возрастает. На начальном этапе подготовки к ним мы увидели конкуренцию за внимание Москвы между Пашиняном и Кочаряном. Сегодня мы наблюдаем, насколько важным стал “турецкий вопрос”. И совсем не в историческом, а в политическом актуальном контексте. Оппоненты обвиняют друг друга в сдаче национальных интересов, но обвинения в якобы “протурецкой линии” неформально считаются более важными. Такого, пускай и косвенного влияния на ход выборов в Армении, Анкара ранее не оказывала.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

Риторика вражды, поляризация, отсутствие конкуренции идей – основные недостатки. Но есть и безусловные плюсы. Прошедшие в Армении досрочные парламентские выборы …

Не примем результаты выборов до тех пор, пока все проблемные вопросы не будут прояснены и сомнения не будут развеяны. Об …

Наблюдатели СНГ и ОДКБ не обнаружили нарушений в ходе голосования на внеочередных парламентских выборах в Армении, состоявшихся 20 июня. Коллективное …

×

ВидеоНаГлавной

Ваш браузер устарел! Обновите его.