Выступление Константина Затулина на “Саммите мыслей” в Дилижане (полный текст)

Дата публикации: 26 октября 2021

Депутат Государственной Думы России Константин Затулин принял участие в “Армянском саммите мыслей” в Делижане. Мероприятие состоялось под высоким патронатом президента Республики Армения Армена Саркисяна, главные партнеры – авторитетный аналитический журнал “The Monthly Barometer” и Центральный банк Армении. Тема саммита в этом году: “Глобальные изменения в новом квантовом мире”.

Открыл саммит премьер-министр Армении Никол Пашинян. Обсуждения на “Армянском саммите мыслей” посвящены геополитическим изменениям в мире и в регионе Южного Кавказа, развитию искусственного интеллекта. Среди участников — бывшие главы государств, руководители престижных международных экспертных и аналитических центров, организаций, технологических компаний, профессора престижных университетов, в том числе бывший президент Аргентины Маурисио Макри, бывший президент Швейцарии Мишлин Кальми-Рей, председатель российского фонда “Сколково”, президент международной шахматной федерации (ФИДЕ) Аркадий Дворкович, депутат Государственной Думы РФ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин, директор департамента инвестиций и предприятий ЮНКТАД Джеймс Жан, управляющий директор группы компаний “Яндекс” Тигран Худавердян, легендарный спортсмен Роджер Грейси и другие.

Выступление Константина Затулина:

К. Затулин: Я хочу начать с извинений. Антони Иден, который, как известно, многие годы ждал, когда Черчилль уйдет, и он возглавит Великобританию, став премьер-министром, пробыл в этой должности несколько месяцев, потому что случился Суэцкий кризис, и ему пришлось уйти в отставку. И потом он прожил долгую жизнь, когда ему задавали вопросы о том, как он живет, он говорил всегда: «Мне кажется, что воды Суэца всегда будут протекать через мою спальню».

Я извиняюсь, потому что темой моего выступления я заявил «Уроки Карабаха». В доме повешенного не говорят о веревке, но я считаю и всегда считал, – и назвал так свою статью 22 декабря в «Комсомольской правде», –  «Одна неправда нам в убыток». То есть, если мы не проанализируем, в чем они состоят, эти уроки, то очевидно, что они будут повторяться и повторяться.

Прежде всего, я хотел бы сказать, я как историк уважаю нашу собственную историю, ценю прошлое и хочу напомнить, что в XVIII веке канцлер Безбородко, подводя итоги блистательному управлению Екатерины Великой, сказал фразу: «Без нашего разрешения ни одна пушка в Европе не стреляла».

В этот раз нас не спросили. Я имею в виду Россию. Я задавал вопрос совсем недавно на Совете по внешней политике нашему министру иностранных дел, спрашивал его: «А могла ли Россия предотвратить военные действия?». Вы можете верить в его ответ, можете нет, он сказал: «Нет, мы не могли».

Но это горькое признание. Мы должны были. Этой войны не должно было состояться. В течение многих лет после 94-го года усилия наши и других участников Минской группы, не только их, состояли в том, что везде и всюду подчеркивать приоритет мирного урегулирования. Безальтернативность мирного урегулирования карабахского конфликта. И, к сожалению большому, этого мирного урегулирования не произошло. Поэтому нет смысла задавать вопрос: «Хорошо или плохо для России, например, то, что произошли эти военные действия?». Да, у нас есть в российском обществе, как в любом обществе, разные точки зрения. Есть некоторое число людей, которые то ли под скромным обаянием углеводородов, то ли искренне считают, что, наоборот, в результате этой войны и Россия, направив своих миротворцев в зону конфликта, впервые после распада Советского Союза, что-то выиграла в результате, укрепила свои возможности. Но, могу вам сказать честно, голос этих людей по мере удаления от определенных кремлевских башен, он стихает. Потому что подтверждения этому, что Россия в результате этой войны что-то приобрела, на самом деле, нет.

Я выражаю сугубо свою точку зрения. Хочу заранее это сказать. Она не является официальной, она является точкой зрения человека, который многие годы наблюдает за происходящим на Кавказе, ведет эту тему не только в Государственной Думе, но и в Институте, которому исполнилось в этом году 25 лет – Институт стран СНГ. Это первое. Первый из уроков – войну нельзя было допускать. Как видите, я начинаю с себя, то есть говорю о России, но, я думаю, что у армянского общества существенно больше вопросов и к армянским политикам – и к действующим, и к прошлым. Почему они допустили все происшедшее и почему они не воспрепятствовали, используя все возможные рычаги, самому началу военных действий?  Зачем нужно было провоцировать ситуацию словами «Карабах – это Армения. И точка»? На что в моем присутствии Президент Алиев на Валдайском клубе тут же заявил, что «Карабах – это Азербайджан. И восклицательный знак». Зачем нужно было это сделать? Это было связано с внутриполитическими обстоятельствами в Армении, но в этом случае внутриполитические обстоятельства оказались для Армении важнее, чем общенациональные интересы.

Второй урок, который я бы считал важным подчеркнуть. Можно, конечно, пытаться каким-то образом развести это между собой, находить нюансы, но для нас совершенно ясно, что на сегодняшний день Турция пришла на Кавказ. А Турция и Азербайджан (есть многочисленные для этого подтверждения) являются союзниками. Это еще один негативный для России вариант наряду с первым. Потому что первый касается не только Кавказа. Я, говорил о том, что этой войны нельзя было допускать, потому что, на самом деле, мы, Россия, вовлечены в конфликты, как вы знаете, так или иначе – как гарант сохранения мира в Приднестровье, в Абхазии, в Осетии, на Востоке Украин. И, конечно, все недовольные сегодняшним положением, сегодняшним статус кво, воодушевлены тем, каким образом на наших глазах одна из стран карабахском конфликте – Азербайджан, как им везде сказано, решила свои проблемы. Это очень опасно для стабильности на всем постсоветском пространстве.

А второй урок состоит в том, что Турция и Азербайджан – это знак равенства. Это должно быть понятно. Но, может быть, не вполне понятно, особенно в армянском обществе, почему Россия себя так ведет, когда дело касается Турции и Азербайджана. Ну, во-первых, потому, что, когда дело касается Турции, – если мы рассматриваем Турцию и Азербайджан в военно-политическом соотношении фактически как одно целое, – Турция, она, являясь членом НАТО, всегда является проблемой для России. И вся политика Президента Путина на протяжении долгих лет так же, как и политика, кстати говоря, Президента Эрдогана, состояла в том, чтобы находить свой собственный интерес в том, чтобы сближаться и демонстрировать другим, что мы в состоянии – Россия и Турция – иметь отношения. Турции это было важно для того, чтобы шантажировать Запад и показывать, что свет клином не сошелся на Европейском Союзе; для того, чтобы показывать Соединенным Штатам, что они должны, на самом деле, гораздо активнее поддерживать Турцию и идти ей навстречу.

А нам, конечно, было важно оттянуть Турцию от роли южного фланга НАТО. И мы довольно далеко зашли в отношениях с Турцией. Я могу понять психологически наше руководство, которое не хочет терять заработанных отношений. Но мы видим все больше и больше, что «красные линии» Турция переходит и это предопределяет наше отношение ко всему происходящему, что бы ни говорили публично официальные лица.

И третье. Я сейчас закончу. Третье. Это то, что я адресую персонально нам. Вы помните известные слова: «Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе». Если вы в предыдущий период в России вступили в отношения с Арменией, она стала членом вашего военно-политического блока ОДКБ, вашего Экономического союза – ЕврАзЭс, то в этом случае не спрашивайте, кто потерял в результате такого развития событий на Кавказе? Мы, Россия, потеряли. Вы потеряли гораздо больше, в том числе и физически, но мы тоже потеряли. Мы впервые за время всего постсоветского периода вынуждены были смириться с такими итогами.

И здесь, я хочу закончить, коротко об армяно-российских отношениях и проблемах, которые в связи с этим возникают. Я хочу сказать о том, что только что вышла замечательная книга, один из авторов которой здесь находится, Александр Искандерян, – «Буря на Кавказе». Это анализ происшедшего в ходе карабахской войны, она у нас вышла. Приличная, очень солидная книга. Я ее даже рекламировал, хотя никакого отношения к ней не имел, в разных там аудиториях. И вот один из выводов, который делаю не я, а делают авторы этой книги. Они говорят о том, что в развитии отношений между Россией и Арменией существовало всегда внутреннее противоречие. Какого характера? С одной стороны, необходимость опоры на Россию всегда осознавалась в Армении, прежде всего, в вопросах безопасности. Но идеалы-то за все время постсоветское всегда искали на Западе. Потому что вам хотелось быть такими, как успешный Запад. То, что они не пишут и зря не пишут. Мы тоже в России так считали. Мы тоже развивали свои отношения с Западом, считая, что мы должны быть такими, как Запад, создавая Совет Россия – НАТО или еще что-то в этом роде. Мы тоже грешны. Но это внутреннее противоречие как раз и заставляет сомневаться в одном постулате, который я услышал когда-то от покойного Вазгена Саркисяна. Он мне сказал: «Армения – российский Израиль на Кавказе». Я даже хотел издать книгу своих выступлений под таким названием. До войны. А после войны я решил, что я эту книгу издам, но только поставлю в конце знак вопроса. Потому что ни Россия, ни Армения не продемонстрировали такого желания одной быть, а другой слыть, и взаимоотношения эти подчеркивать.

И перед нами очень серьезная в этом плане проблема, которая на будущее существует. Сейчас приближается годовщина 9 ноября, я это рассматриваю не как мир. Я это рассматриваю как перемирие. Перемирие может быть очень долгим, как и перемирие 94-го года, которое длилось столько лет. Все усилия России сегодня направлены на то, чтобы не допустить новой войны. И поэтому инициативы по развитию отношений между бывшими противниками, транспортные коридоры и т.д. … Можно в это верить или не верить. Это такой идеализированный вариант, который мы предлагаем для того, чтобы уйти от будоражащих вопросов о статусе Карабаха. Время сейчас обсуждать статус Карабаха, с точки зрения интересов Армении? Не время. Но вас же все время заставляют к этому возвращаться, потому что соседняя сторона бесконечно повторяет, что нет такой проблемы, что вообще не может быть никакой статус Карабаха. Все решено.

Только что я был на Валдайском клубе, и когда выступал один из наших политологов и сказал, что есть 9 конфликтов, которые до сих пор то ли тлеют, то ли существуют, тут же встала представительница Азербайджана, которая заявила: «Но есть один, которого больше нет – нет никакого карабахского конфликта. Все, вопрос решен».  Вопрос не решен. Но надо понимать, когда его надо решать. А пока весь вопрос в том, чтобы получить эту необходимую передышку и снять угрозу новой войны, потому что угроза эта стучится в дверь, и она существует.

Извините, что я затянул.

(Аплодисменты)



Источник

Комментарии

0

Читайте по теме

Виновником и инициатором обострения пограничных вопросов касательно Армении и Нагорного Карабаха, безусловно, является Азербайджан. Потому что он действует в логике …

Открывать или закрывать те или иные коридоры на территории Армении – это суверенное право самой Армении, а не политического руководства …

Моя позиция по Армении не проармянская, а пророссийская. Я считаю, что если наш союзник – Армения, пострадал, то не надо …

Ваш браузер устарел! Обновите его.